Рейтинг книги:
7,14 из 10

Чёртов адвокат!

Юдин Александр

Содержание

Александр Юдин

ЧЁРТОВ АДВОКАТ!

Почти святочный рассказ

Ах, ты… ох, ты, черт!
- простонал адвокат Семен Маркович Безакцизный, массируя поясничную область.
- Чтоб тебя разорвало.

Так он отреагировал на неожиданную тянущую боль в левой почке. Наверняка - расплата за вчерашний ужин с клиентом в ресторации: переборщил с острыми закусками. При этом кому из них - почке или клиенту - адресовано это садистское пожелание, было неясно. Поднявшись с дивана, он мелкими шажками, словно опасаясь что-то расплескать, просеменил в туалет.

– М-м, сатана!
- раздался новый раздраженно-плаксивый возглас из-за туалетной двери. А через полминуты снова, с болезненным шипением: - С-с-сатана!

Находился он там достаточно долго, когда же, наконец, вышел, то имел вид задумчивый, почти мечтательный. Но уже в ванной Семен Маркович вновь схватился за поясницу.

– Ферт, ферт, тьяфол! чтоп фас фсех…!
- с чувством заявил он, яростно плюясь зубной пастой.

Завершив утренний моцион, он, согнувшись в эдаком полупоклоне и бережно придерживая себя за поясницу, пошаркал в гостиную, намереваясь лечь на диван и включить телевизор. Хотя и рано, а заснуть уже все равно не удастся.

Однако стоило Семену Марковичу переступить порог комнаты, он так и застыл с открытым ртом. И было от чего.

На его любимом кожаном диване, без церемоний закинув обутые ноги на журнальный столик, сидел один из его недавних клиентов - частный предприниматель Иван Карлович Тойфель - и невозмутимо раскуривал сигару, причем не «Боливар», которые Семен Маркович держал специально для гостей, а припасённую им исключительно для себя «Кабаньяс». Одет Иван Карлович был в черный костюм строгого покроя, контрастировавший с крайней бледностью его лица; на голову себе он нахлобучил вельветовую шляпу, совершенно не шедшую к остальному облачению.

– Иван Карлович?! Вы тут как?! Зачем вы тут?!

– Приглашен, - коротко отвечал г-н Тойфель, невозмутимо попыхивая сигарой; при этом дым шел у него отчего-то не изо рта или носа, а выбивался откуда-то из-под шляпы.

– То есть как приглашен? Когда… куда… то есть кем?

– Ну вот, - пожал Иван Карлович плечами, - сам пригласил, а теперь манкирует. Нехорошо-с!

– Сам? Я? П-позвольте… - еще больше растерялся Семен Маркович, - это когда же? Вчера разве? Или раньше… я абсолютно не помню, чтобы я вас… да нет, я совершенно уверен, что вас я…

– Не вчера и не раньше, а только что.

– Х-хы… - Семен Маркович недоверчиво дернул головой.
- Я? Только что? Как это? Чертовщина какая-то!

– Именно, - кивнул Тойфель, выпуская из-под шляпы целое облако сизого дыма, - именно чертовщина.

– Позвольте!
- спохватился вдруг Семен Маркович, отступая на шаг.
- А-а… как вы здесь оказались?!

– О-хо-хо, - вздохнул Иван Карлович и поднялся с дивана, - мать моя София, какой непонятливый.

А потом вдруг наставил на Безакцизного тлеющий конец сигары и, тыча им, будто обличительным перстом, тому в грудь, произнес с некоторым раздражением:

– Дьявола, дьявола ты вызвал! Что ж тут непонятного?

– Какого… дьявола? Какого еще дьявола?
- только и мог повторять адвокат, пятясь под выпадами раскаленной сигары, пока не уперся в книжный стеллаж.
- КАКОГО ДЬЯВОЛА!!

– Позвольте отрекомендоваться, - поклонился г-н Тойфель с официозным видом.
- Барон Мальфас, к вашим услугам.
- И добавил, по-военному щелкнув каблуками: - Второй чин третьего легиона.

– Почетного? Почетного легиона?

– Ангелов бездны. Ну ты Данте читал? Вон же он у тебя на полочке стоит, между «Исследованием скопческой ереси» В. И. Даля и «Разысканием об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их» того же автора.

– Ч-читал, - в полной растерянности пробормотал Семен Маркович севшим голосом, - правда, только «Ад». Кажется, еще «Чистилище»… а «Рай» не одолел… не одолел… не одолел… Гос-споди, при чем тут Данте?!

– Фуй, фуй!
- по-кошачьи зафыркал назвавшийся бароном Мальфасом г-н Тойфель.
- Один из них точно ни при чем. Точнее, ни к чему… М-да, народец нынче пошел сплошь малограмотный. Какой там Дионисий Ареопагит - Данте Алигьери не знают! Ладно уж, объясняю, так и быть.
- Гость вздохнул с видом столичного политтехнолога, вынужденного читать лекцию коллективу животноводческого хозяйства.
- Все ангельские чины, чтоб ты знал, делятся на три триады, или лика. К высшему лику относятся серафимы, херувимы и престолы. Средний составляют господства, силы, власти. Наконец, завершают иерархию - начала, архангелы и ангелы. А поскольку мы, дьяволы, суть падшие ангелы (про это-то ты, хоть, слыхал?), у нас почти все то же самое. Только заместо ликов - легионы. Считай, три легиона по три чина в каждом. Совершенно понятно. Ну, к примеру, мой чин соответствует архангельскому. Ферштейн?

– Э-э… мм, гм, вы хотите сказать, что вы… э-э, в самом деле дьявол?
- выдавил из себя Семен Маркович и, не сдержавшись, истерически захихикал в кулак.

– Вот именно. Не тот, с большой буквы, но и не из рядовых.
- Заметив, что Безакцизный по-прежнему продолжает хихикать, Тойфель-Мальфас растянул бескровные губы в ответной ухмылке: - Что, не веришь на слово? Доказательства требуются? Ох, адвокатская душа! Что ж, изволь. Сейчас ты узришь мое истинное обличие, - торжественно заявил он. И добавил: - Соберись…

– Фу-у!
- с чувством произнес Мальфас-Тойфель через минуту, отступая подальше от лужи блевотины.
- Посмотри, что ты натворил, едва не уделал меня. Мог бы потерпеть из вежливости. Просил же - соберись… И утри лицо - смотреть противно.

– Г-господин… э-э… барон, - выдавил из себя через некоторое время Семен Маркович, - могу я узнать, чему, так сказать, обязан вашим… э-э… визитом?

– Опять двадцать пять! Ты же сам меня вызвал.

– Да? Вот как… Но, позвольте, каким образом? Буквально, то есть ни сном ни духом…

– Ты исполнил условия ритуала, - пожал плечами дьявол.

– Какие условия?

– В шестом часу шестого числа шестого месяца на протяжении одиннадцати минут шестикратно помянуть мое имя, вот какие.

– Ах, так!
- почти радостно воскликнул Безакцизный.
- Так уверяю вас, господин барон, это вышло совершенно случайно! То есть абсолютно! Ни сном, как говорится, ни духом!

– Какое мне дело?
- вновь пожал плечами черт.
- Случайно, не случайно… Он, понимаешь, ни ухом, ни брюхом, а мне - мотайся. Концы, между прочим, не близкие!
- Мальфас даже плюнул в сердцах.
- Короче, раз случайно, тогда я удаляюсь. Позвольте откланяться, ауфвидэрзэен, майн фройнд.

С этими словами барон Мальфас аккуратно положил сигару на край пепельницы и направился к входной двери.

– Ой!
- удивленно воскликнул Семен Маркович.
- Иван Карлович, у вас пиджак сзади разрезан. И на шляпе пятно.

– Твой Иван Карлович три дня как помер, - не оборачиваясь, раздраженно бросил гость.

– Вот че-ерт! прошу прощения… Но как так, однако, умер?

– А так. Взял себе да и помер, тебя не спросил. Шесть пулевых ранений грудной клетки и два - брюшной полости, да еще контрольный - в голову; полкумпола снесло напрочь. Что ему еще оставалось?

– Я не совсем понимаю, - смутился Безакцизный, - но вот же… но как же… однако…

– Это ты про тело?
- уточнил лже-Тойфель и неприятно хихикнул.
- Его я временно позаимствовал, на правах старого знакомца, хе-хе! Нам, чертям, в жмурика вселиться легче всего.

– О! О! То-то я чувствую, попахивает от вас… специфически.

– Ладно, мне пора, а то в морге хватятся.

– Один момент, постойте, погодите!
- вдруг всполошился Семен Маркович.
- Разрешите полюбопытствовать… а-а… что вы ожидали от своего, так сказать, визита? В смысле, для каких надобностей вас, э-э… вызывают обыкновенно? Ну, которые остальные прочие.

– Да всё всегда одно и то же, - отмахнулся черт.
- Власти, денег хотят, здоровья, мужскЪй силы, женщин, вечной жизни… да мало ли у вашего брата желаний? И не сосчитать.

– Вечной жизни?
- неожиданно заинтересовался Безакцизный.
- И вы это можете?

– В прейскуранте не значится, - усмехнулся Мальфас, и мертвые глаза его тускло замерцали, точно уголья в остывающей печи.

– Жалость какая!
- сокрушенно воскликнул Семен Маркович.
- Но почему же, почему?

– Потому, что это обесценило бы встречные обязательства клиента, - пояснил барон и вдруг подмигнул Безакцизному.
- А тебя, вижу, зацепило? Будем заключать договор?

– Договор - это, в смысле, я вам душу, а вы мне что-нибудь существенное, согласно прейскуранту?

– Ну вот, видишь - ты и сам все знаешь. Так как, ударим по рукам?

– Скажите, - замялся Семен Маркович, - вечная жизнь под запретом - это я понял, но могу ли я, к примеру, оговорить для себя долгую, очень долгую жизнь?

– Насколько долгую?
- прищурился черт.
- Конкретику давай: срок, дата, возраст. Ты ж юрист, должен понимать.

– Ну-у… э-э… м-м-м… - засомневался адвокат, - а до завтра подумать можно?

– Гестэрн, гестэрн, нур нихьт хойтэ? Не можно! Говори сейчас. Или никогда.

– Сколько тогда попросить? Как же быть?
- потерянно забормотал Семен Маркович.

– А про свою бессмертную душу ты уже все решил?
- уточнил Мальфас с нехорошей ухмылкой.
- Уступаешь?

– Душа? Да, да, конечно, душа… Душа - товар не пустячный; вот я и боюсь продешевить. Между прочим, - оживился адвокат, - раз предмет договора - душа, а душа, как вы только сейчас недвусмысленно заметили, вещь бессмертная, то логично было бы получить взамен этого предмета нечто равноценное, например - вечную жизнь. Вот это было бы справедливой сделкой. Что? Нет? Понял, понял - вечность просить нельзя… а сколько можно? Какова, так сказать, верхняя планка, где граница дозволенного?

– Не скажу, - отрезал черт.
- Называй свою цену, а мы посмотрим. Но я тебе другое скажу: если ты сейчас снова чего-нибудь несмысленное попросишь, я разворачиваюсь и ухожу. В конце концов, вызов твой можно считать ошибочным.

arrow_back_ios