Нечто
6.56
Маленькие костлявые пальчики Блэра забарабанили по столу. Он тяжело вздохнул, снова откинул край брезента и взглянул на темный, замурованный в лед предмет. Великан-метеоролог вспомнил дорогу до Второй станции. Снегоход застревал чуть ли не на каждом шагу. Только спокойствие и настойчивость, обусловленные огромным желанием снова попасть к людям, помогли членам экспедиции добраться до станции. Там было одиноко и тихо, только по-волчьи выли злые ветры с Полюса. - Проблема состоит в том, что Блэр хочет изучить это существо, - продолжил Мак-Реди. - Он предлагает разморозить его, сделать снимки и провести массу других экспериментов. Норрис считает затею небезопасной, но Блэр с ним не согласен. Доктор Коппер поддерживает Блэра. Норрис, конечно, физик, а не биолог, но он сделал одно замечание, которое, я думаю, нам следует принять во внимание. - Метеоролог снова обвел взглядом присутствующих. - Блэр как-то говорил, что существуют микроскопические жизненные формы, способные выжить даже в таких экстремальных …
Золото красных
5
Чугунов обводил взглядом начальственный кабинет, будто попал в эти стены впервые: обязательный портрет вождя-отца за спиной хозяина, обязательные синие с золотом "ни разу не надеванные" тома Ленина, обязательные дурацкие кумачевые вымпелы-треугольники за остеклением шкафов... - Молчишь?.. - терпение покидало Черкащенко, засмолил беломорину. Молчишь, твою мать, мол, хуля, с придурком объясняться? - и, не дождавшись ответа. - А придурок... тебя в Цюрих заправляет... по старой дружбе. Тут Ребров слюной исходил, а я руками разводил... пойми, мил человек... - Тихон Степаныч, - перебил Чугунов, - ты же не просто так, не за здорово живешь глаз на меня положил... Черкащенко взорвался, передразнил с немалым артистизмом: - Не просто так!.. Не за здорово живешь!.. А ты как хотел? За просто так только кошки оближут... и то с похмелья, апосля валерианки. Я уверен в тебе, Михаил Михалыч. Уверен!.. А молодняк соображает туго... им бы нажраться до свекольной хари, девок потоптать, урвать тряпья …
Мегрэ ищет голову
7.5
— Пришли Лапуэнта. Последнее время он работал с этим инспектором: его молодость, энтузиазм, растерянность при сознании допущенного промаха забавляли Мегрэ. Был конец марта. Два дня назад официально началась весна, она чувствовалась так сильно, что Мегрэ чуть было не вышел без пальто. На бульваре Ришар-Ленуар он сел в такси. Прямого автобуса не было, а ехать в метро в такую погоду не хотелось. Как Мегрэ и ожидал, он приехал к шлюзу Реколе раньше Лапуэнта. Над черной водой канала склонился инспектор Жюдель. — Нашли еще что-нибудь? — Пока нет, шеф. Виктор сейчас осматривает днище баржи, чтобы убедиться, что к нему ничего больше не пристало. Прошло еще десять минут — за это время прибыл на маленьком черном «пежо» Лапуэнт, — прежде чем светлые пузырьки воздуха возвестили наконец о предстоящем появлении Виктора. Его помощник бросился отвинчивать медный шлем скафандра. Водолаз тотчас же закурил, огляделся и, узнав Мегрэ, фамильярно взмахнул рукой в знак приветствия. — Ничего нового? — В этом секторе …
Расплата
5
Гач отдал распоряжения пограничникам в точном соответствии с приказом старшего лейтенанта Хорвата, мысленно находясь там, на болоте… * * * Сначала он заметил ногу: серая брючина и тяжелый туристский башмак высовывались из-за куста. Хорват несколько секунд подождал, не вздрогнет, не пошевельнется ли лежащий человек. Нет, никакого движения. Пая Хорват старался оградить себя от любых неожиданностей. Он раздвинул над лежащим ветви и отпрянул. Под лиственным шатром лежал человек с проломленным черепом. Обухом топора или каким-то другим тяжелым предметом был нанесен удар по лбу. На тропинке хорошо отпечатались следы. Сюда — два, отсюда — один. Рукав болоньевой куртки задрался, обнажив волосатую руку мужчины. Блеснули наручные часы. Интересно, что они показывают? Без четверти час Хорват начал медленно, осторожно пятиться назад, стараясь не затоптать следы. Острая боль пронзила ногу. Хорват вдруг почувствовал, что больше не может ступить ни шагу. Забрался сюда. Увидел, что хотел. Для чего? Какой …
Господин Понедельник
7
– Знаю… Не могу себе этого объяснить… Доктор, казалось, говорит совершенно искренне, но Мегрэ не мог удержаться и искоса поглядел на него. – Вы мне позволите задать один вопрос личного характера? – Пожалуйста… – Простите, если это вас заденет. Буланже обвиняют вас в том, что вы совратили их дочь… Врач опустил голову и забормотал: – Так и знал, что к этому придет! Не хочу лгать вам, комиссар. Да, это правда, глупо, но это правда; это и случилось по-глупому, однажды в воскресенье, когда я остался наедине с девчонкой… Я бы отдал все на свете, чтобы моя жена об этом никогда не узнала: она будет слишком страдать… С другой стороны, готов поклясться вам, даю слово врача, что к тому времени Ольга уже была любовницей моего шофера… – Значит, ребенок… – Не от меня, уверяю вас… Да и сроки не совпадают! К тому же Ольга была доброй девушкой и никогда не стала бы меня шантажировать… Сами видите, что… Мегрэ не дал ему времени прийти в себя: – И вы не знаете никого, кто бы мог… Погодите… Вы только что говорили …
Загадка на море
7
— И что же, кто-то пошел на нее войной? Старик грустно покачал головой. — Нет. За один год она довела своего мужа до могилы. Клэппертон должен постоять за себя! Он не оказывает ей совсем никакого сопротивления. — Как говорится, ключ от сейфа у нее в кармане, — с серьезным видом заметил Пуаро. — Ха-ха! — хрипло засмеялся старый джентльмен. — Точно в цель! Ключ от сейфа у нее в кармане! Коротко и ясно. Ха-ха-ха! В курительную комнату стремительно вбежали две молоденькие девушки. У одной было круглое веснушчатое лицо и темная растрепанная, словно разметанная ветром, грива волос; у другой тоже были веснушки, но волосы каштановые, вьющиеся. — Спасем! Спасем!.. — выкрикивала Китти Муни. — Мы с Пэм отправляемся спасать полковника Клэппертона. — От его жены, — выдохнула Памела Крэган. — Он же прелесть! — А она… ужас какой-то! Ничего, ну решительно ничего ему не разрешает! тараторили девушки. — А если он не с ней, так его тут же охмуряет эта Хен-дерсен… — Она, конечно, ничего… Но ужасно старая!.. …
Прогнозист
5
Застольничали долго. Саша / теперь Ядвига так его называла/ говорил о Питере, каким он его знал в детстве, как он озоровал на улице и в школе. И сестра кое-что припоминала о его "художествах". Не отмалчивалась и Ядвига. Она знала многих питерских модельеров, упомнила, что зять готовит выставку одежды предстоящего весенне-летнего сезона, пообещала презентовать Виолетте пригласительный билет. - Вам, Саша, тоже было бы полезно посмотреть, - говорила она, по-дружески положив руку ему на колено. - Ах, да, мы же с вами москвичи. Удастся ли опять скоро побывать в Питере? Уже ближе к полночи Александр Гордеевич предложил: - Дорогие красавицы, не пора ли на отдых? - Пора, - сказала Виолетта - я вам уступаю свою спальню. - Спасибо, - поблагодарила Ядвига. - Но меня ждут мои родственники. - А зачем телефон? - мягко напомнил Александр Гордеевич. - Телефон, телефоном... но все-таки... Друг Саша не уговорил остаться. По дороге, уже в машине, чтоб не слышали телохранители, она тихо сказала: …
Тихий омут
5
– Что?! – Передоз. Передозировка наркотика. Так сейчас все говорят. Жаргон. Сленг. – Понятно, Вадим. Отстал я от жизни… Так что, считаешь – убийством здесь и не пахнет? Или есть какие-то зацепки. – Практически – нет. Следы борьбы отсутствуют. Отпечатки везде только его, Маруева. Дверь на замки была закрыта, а не на внутренний засов. Готовился, не хотел, чтоб новую дверь ломали. Так? – А ключи? Нашли ключи? На замки-то дверь могли и снаружи закрыть. – Нет… ключей я не видел, – лейтенант понял, что допустил оплошность. – Мы обыск-то не проводили. Ключи лежат себе где-нибудь на полочке. Надо было у жены… у вдовы его спросить. – Ну это потом, после похорон… А еще что-нибудь есть? – Врач мне звонил час назад. Он у этого Маруева кроме наркотика еще и снотворное в крови нашел. И очень большое количество. – Значит и тут – «передоз». – Вроде того… Так я пачку от этого снотворного видел. На столике рядом с ампулами лежала. А что? Если решил самоубиваться – наглотался для верности таблеток, и за шприц… …
Для смерти день не выбирают
6.25
— Так уж устроен мир, — добавил Томбой с той печальной миной, с какой владелец похоронного бюро выражает сочувствие родственникам своего клиента. Томбой Дарк — мой партнер по бизнесу и человек с готовыми клише на все случаи жизни, включая убийство. В ресторане было пусто, что обычно для этого времени дня. Заведение располагалось в самом конце главной улицы небольшого городка, чуть в отдалении от других баров и пансионатов, и туристы заглядывали туда нечасто, так что, когда Томбой назначил место встречи, я сразу понял — что-то случилось. Обычно мы встречались там, чтобы поговорить без свидетелей. — Кто объект? — спросил я. Он ответил не сразу, а подождал, пока дочка Тины поставит пиво, а потом отойдет подальше. — Какой-то парень. Билли Уоррен, — тихо сказал Томбой. — В четверг вылетает из Хитроу, в пятницу утром будет в Маниле. — Сегодня среда. — Знаю. — Он пригладил ладонью то немногое, что сохранилось на голове. — Но ты же сам знаешь, …
«Роза» Исфахана
2013
6.25
Вставив фонарь в трещину между плитами, Джин достала ампутационный нож и, примерившись, одним круговым движением вспорола кожу, клетчатку, мышцы — как гильотиной отсекла. На камни закапала бурая кровь. Понимая, что нельзя терять ни секунды, Джин схватилась за ножовку и, напрягшись, так же — одним сильным нажимом — перепилила кость. Слава богу, помог опыт: начинающий хирург вряд ли смог бы провести подобную операцию практически на весу. Женщина несколько раз тихо охнула, но и только. Отерев пот со лба, Джин отбросила ножовку и замотала обрубок ноги простыней. Она знала, что по мере ослабления действия анестезирующих лекарств боль начнет обостряться, поэтому действовала споро, но без суеты. Кровотечение меж тем усилилось, и, значит, пострадавшую требовалось как можно скорее доставить к машине «скорой помощи», чтобы ввести ей там кровезаменитель и поставить капельницу. Решив не тратить время на вызов спасателей, Джин обхватила Симин за плечи и осторожно потянула её на себя. Та опять еле слышно …
Холодно
5
-Вот уже мост, сразу за ним крутой поворот, и с километр нужно ехать вдоль кромки леса. А там и третья проходная. Ухабистая дорога, наконец, уперлась в высокие железные ворота. Остановились. Оленька поежилась - порывы ледяного ветра сотрясали тяжелый джип. Глухо шумели невидимые во тьме сосны. Тусклая лампочка над дверью каптерки противно скрипела. От этой жуткой бесприютности даже балаболистый водила притих. Толстяк встрепенулся: -Ну, слава Богу, доехали.... - включил в салоне свет, сгреб свой плащ и портфель с Оленькиных колен. И хохотнул, остановившись взглядом на этих самых коленях. Острых и узких, судорожно стиснутых Оленькиных коленочках. Смех у толстяка оказался на редкость отвратительным, похожим на ленивую сытую отрыжку. Оленьку передернуло. Смех сразу оборвался. Поросячьи глазки плеснули злобой. Пару секунд гундосый разглядывал Оленьку, а потом скривился в мерзкой усмешке. Пухлая короткопалая ладонь медленно потянулась к её ногам. Оленька отпрянула, вжалась в дверцу. Угрюмый оглянулся …
Кто бросит камень? Влюбиться в резидента
6.6
— Виноват, товарищ старший лейтенант, как-то из головы вылетело… — Ладно, сержант, слушай сюда… — намеренно властный полушепот Прохорова заставил сержанта вытянуться во фрунт. — Сделаем так… Теперь в купе Полосатого постучал проводник. Едва парень открыл дверь, как проводник, извинившись, указал на Прохорова: — Вот товарищ поедет с вами до Москвы. Николай поздоровался из-за спины проводника. Тот, повернувшись к сыщику, со всей любезностью зачастил: — Располагайтесь, пожалуйста. Постель брать будете? Прохоров отрицательно покачал головой. — Чаю не желаете? Прохоров заговорщицки взглянул на парня и слегка подмигнул: — Чуть позже, товарищ проводник. Понимающе кивнув, проводник закрыл дверь. Николай снял плащ, повесил. — Ну, молодой человек, будем знакомы. Николай, — протянул он руку. Парень ответил вялым рукопожатием: — Леонид. «Чем-то он расстроен или встревожен», — Прохоров сел напротив парня. Тот сидел одетый на заправленной постели …
Дьявольский вкус смерти
5
— Садись куда тебе удобно, подруга, — предложила, входя в комнату, Катька. Вот уж никогда не имела чести быть ее подругой! Об умственных способностях Самохваловой я была довольно невысокого мнения. Никогда, даже собрав все свои извилины в кучку, Катька не могла родить ни одной свежей мысли. В школе училась с пятое на десятое, всегда была посредственностью, несмотря на своего папашу — учителя литературы. Однако мое лицо осталось непроницаемым, и лишь насмешливый взгляд мог выдать мое истинное отношение к бывшей однокласснице. — Неплохо живешь, — сообщила я свой вывод Катьке и посмотрела на ее халат, который почему-то не хотел вязаться с обстановкой. Из всей мебели в гостиной мне больше всего понравился диван, на котором я и устроилась вольготно, приготовившись слушать. При упоминании о ее «неплохой жизни» Катька торжествующе улыбнулась и предложила: — Коньяк? Виски? Бренди? — Если можешь, свари кофе. Тут же подумав, что на моих глазах Катька будет извращать этот священный процесс, я пожалела …
Яблочное бренди
7
— В этом фургоне нельзя петь. Хини продолжал распевать, дирижируя зажатым в руке кувшином. Джо испугался и остановил машину. — Ради Бога, — взмолился он, — угомонись. Ты разбудишь мою пациентку, и тогда нас могут подвергнуть осмотру полицейские. Хини разразился хохотом. — Плюнь на это, Джо, — посоветовал он, делая еще один глоток из кувшина. — Не будь брюзгой. Держу пари, что ненормальной даме как раз может понравиться мой голос. Давай спой тоже. Джо буркнул сердито: — Прекрати. Никакой девчонке не понравится крик, какой ты поднимаешь… даже сумасшедшей. Хини окаменел. Его улыбка превратилась в тяжелую злобную гримасу: — Ага? Вот ты как? О'кей, ты, мягкобрюхий коротышка, мы спросим у нее, и ты сам увидишь. Джо уперся. — Черта с два мы это сделаем, — предупредил он твердо. — Ты утихомиришься, или я разозлюсь по-настоящему. Хини протянул руку и отодвинул небольшую панель, отделявшую салон «скорой помощи» от кабины водителя. Он просунул голову в квадратное отверстие и воззрился, помаргивая, …
Мороз по коже
6.6
— Империя бюрократии. Но и тут мы бессильны. Скажите мне, Анастасия Викторовна, это случайность или речь идет о разборке? Сами понимаете, если иномарка такого класса совершает наезд, да еще в ночные часы, то лучший выход — побыстрее смыться. А они вышли и Устроили бойню на весь квартал. Как-то мне это не совсем понятно. — Попытаюсь вам объяснить. Эти ребята не любят свидетелей. Очень не любят. Значит, что-то натворили более серьезное. Но об этом вы из сводок происшествий утром узнаете. Убийство происходило у меня на глазах. Машина, где я сидела, остановилась метрах в тридцати. Шофера я не знаю. Я поймала первую встречную и назвала этот адрес, чтобы догнать ребят и забрать забытую сумку. Как стрельба закончилась, водитель рванул вперед. Это он сорвал дверцу у «джипа». Когда он свернул в переулок, я выскочила на ходу. Вот поэтому у меня такой вид. «Джип» погнался за «Жигулями». А это говорит о том, что убийцам не нужны свидетели. Иначе они скрылись бы сразу либо после побоища. Ан нет, они …
Побег из гарема
5
— Да, есть стюардессы. Одна из них сейчас находится в переднем отсеке с ножом, приставленным к горлу. В любой момент ее могут убить. Хотя не думаю, чтобы террористы стремились к этому. Короче, я жду подходящего момента, чтобы нанести удар. Хотите мне помочь? — Конечно нет. Вы сошли с ума. — Ну, ладно. Фрост наконец отделил ремень от сиденья и спрятал ножик. Он намотал ремень на правую руку и легонько взмахнул ею, проверяя действие своего необычного оружия. — Жаль, что пряжка такая легкая, — с сожалением произнес он, а потом наклонил голову и выглянул в проход. На пороге двери, которая вела в носовой отсек, появился человек и поднял руку. — Командир сказал правда, — произнес он с сильным акцентом. — Никто не двигаться, а то женщина будет убить. И тут Фрост увидел второго террориста. Он прижимал к себе стюардессу, держа нож у ее горла. Видимо, эта девушка — с безумными глазами и бледным лицом — и была той самой Изабель. — Никто не вставать и не ходить по самолет, — продолжал говорить мужчина …
Черный бумер
6.25
Метрах в пятнадцати от окна лежал мужчина без штанов и нижнего белья. Из одежды только майка, задранная до подбородка. На груди и бедрах потеки крови и темные полосы грязи. Рот черный, как гнилое дупло, будто человек уже успел проглотить все выбитые зубы. Мужик находился в беспомощном положении: запястья то ли связаны проволокой, то ли скованы наручниками. Руки заведены за голову и прикручены к опорному столбу. Бобрик щурился от света автомобильных фар, стараясь разглядеть лицо жертвы. У противоположной стены наискосок от окна сидел мужчина. Он привалился спиной к стене, широко расставил ноги, козырек серой кепки сполз на глаза, подборок опущен на грудь. Человек утомился после трудного дня и выбрал минутку, чтобы подремать. Так могло показаться, если бы не лицо мужчины, распухшее и посиневшее от побоев. Пуговицы светлой сорочки, от ворота до живота залитой кровью, оторваны, на голой груди отчетливо видны глубокие отметины ножевых ранений. Еще один человек лежал возле кучи мусора. Этот был …
arrow_back_ios