Контркультура

Сортировать:
На этой странице вы можете найти и скачать книги жанра «Контркультура» бесплатно. Для поиска используйте функционал сортировки книг по рейтингу, количеству просмотров, дате публикации, c помощью него расширяются возможности, вы сами оцените простоту и удобство интерфейса. Читать книги из жанра «Контркультура» можно на мобильных устройствах с Android и iOS: iPhone, iPad, а также на Kindle. Надеемся вам понравится!
Рассечение Стоуна
2013
9.1
Однажды я попросил отца прооперировать пациента, который одной ногой уже был в могиле. Отец молча стоял у койки больного, держа руку на пульсе, хотя давно уже сосчитал удары сердца; казалось, чтобы ответить, ему было необходимо коснуться кожных покровов, ощутить ток крови в лучевой артерии. На его лице, словно созданном резцом скульптора, я видел полную сосредоточенность. Мне представились шестеренки, что вертятся у него в голове, померещились слезы, блеснувшие у него в глазах. Он тщательно взвешивал варианты. Наконец покачал головой и направился к выходу. Я кинулся за ним. Окликнул: – Доктор Стоун! Хотя хотелось завопить: «Отец!» В глубине души я знал, что шансы больного бесконечно малы и что с первым же дуновением наркоза все может быть кончено. Отец положил руку мне на плечо и заговорил мягко, словно с коллегой-новичком, а не с сыном: – Мэрион, помни одиннадцатую заповедь. Не берись за операцию в день смерти пациента. Я вспоминаю его слова в лунные ночи в Аддис-Абебе, когда сверкают …
Я, мои друзья и героин
2011
9.09
И вот одним прекрасным днем диван, кровати и кухонный шкаф были погружены в грузовик и доставлены к высотке в Гропиусштадт. Тут у нас было уже только две с половиной комнаты, да и те на одиннадцатом этаже. А все прекрасные вещи, что обещала нам мама, просто не влезли бы в тот чуланчик, который отводился под детскую. * * * Гропиусштадт, микрорайон на 45000 жителей, – это высотные дома, между ними пустыри и универмаг. Издалека всё выглядит очень новеньким и очень ухоженным. Однако, если приблизиться к домам, да пройтись по пустырям, радужное впечатление исчезнет в мгновение ока. Отовсюду страшно тянет мочой и говном и не знаю, чем ещё, а причиной тому – массы собак и детей, населяющих коробки. Естественно, наш подъезд был загажен круче всего. Мои родители винили в этом пролетарских детей, бессовестно осквернявших лестничные площадки. Но дело тут было не только в детях пролетариев. В этом я убедилась лично, когда, гуляя на улице, неожиданно захотела в туалет. Я намочила штаны, так и не …
Кирза
8.71
Связанные за брезентовые ушки парами сапоги перекидываются в дальний угол. Все ждут. Наконец нужный размер найден. Все, даже Зуб, с любопытством столпились вокруг и вертят в руках тупоносых, угрожающе огромных монстров. — Товарищ младший сержант, а у вас какой? — спрашивает кто-то Зуба. — Сорок шесть, — Зуб цокает языком, разглядывая мои кирзачи. Протягивает мне: — Зато лыжи не нужны! Кто-то угодливо смеется. «Как я буду в них ходить?!» — я взвешиваю кирзачи в руке. Вовка Чурюкин забирает один сапог и подносит подошву к лицу. — Нехуево таким по еблу получить, — печально делает вывод земляк и возвращает мне обувку. Со склада, с ворохом одежды в руках, идем вслед за Зубом по погруженной в какую-то серую темноту части. Ночь теплая. Звезд совсем немного — видны только самые крупные. Небо все же светлее, чем дома. Справа от нас длинные корпуса казарм. Окна темны. Некоторые из них распахнуты, и именно из них до нас доносится негромкое: — Дуу-у-ухи-и! Вешайте-е-есь! Баня. Вернее, предбанник. Вдоль …
Области тьмы
2008
8.65
Я снова замолчал. Вообще я озвучил эту мысль только потому, что она целый день крутилась у меня в голове. Я просто думал вслух, думал — какую точку зрения принял я? Вернон щёлкнул языком и посмотрел на часы. — Эдди, ты сейчас что делаешь? — Иду по улице. Ничего. Курю. Не знаю. Не могу заставить себя работать. — Затягиваюсь сигаретой. — А что? — Мне кажется, я могу тебя выручить. Он снова посмотрел на часы и, по виду, что-то обдумал. Я недоверчиво смотрел на него, готовый разозлиться. — Пошли, я тебе всё объясню, — сказал он. — Сядем где-нибудь выпьем. — Он поднял руки. — Погнали. Я не думал, что идти куда-то с Верноном Гантом — это удачная мысль. Не считая всего остального, как он может помочь мне с проблемой, которую я перед ним развернул? Дурацкая идея. Но я заколебался. Мне понравилась вторая часть его предложения, пойти выпить. Был в моей нерешительности, надо признать, эдакий павловский элемент — идея врезаться в Вернона и, отдавшись …
Удушье
2003
8.49
Это станет историей, которую он сможет рассказать своему собственному сыну. Когда-нибудь. Древняя девушка, рассказывает мамуля, больше ни разу не видела своего возлюбленного. И малыш настолько глуп, что может думать, будто какая-то картина, статуя или история могут как-то заменить любимого человека. А мамуля говорит: — У тебя ещё так много всего впереди. Глотать трудно, но это же глупый, ленивый, позорный маленький мальчик, который стоял и дрожал молча, щурясь на сияние и рычание, и который думал, что будущее окажется прямо таким уж светлым. Представьте кого-то, кто взрослеет настолько дурным, что даже не знает, что надежда — просто очередная фаза, из которой рано или поздно вырастают. Кто считает, что можно создать что-то, — что угодно, — что продлится вечно. Кажется глупым даже припоминать такие вещи. Так что повторюсь: если вы собрались читать это — не надо. Здесь не про кого-то храброго, доброго и преданного. Он не тот, в какого вам захочется влюбляться. Просто чтоб вы знали: читаете …
Страх и ненависть в Лас-Вегасе
2005
8.48
2. Развод свиноматки в Беверли-Хиллс на 300 долларов В нью-йоркской конторе о «Винсент Блек Шэдоу» ничего не знали: меня отфутболили в лос-анджелесскую, которая на самом деле находилась в Беверли Хиллс, в нескольких кварталах от бара «Поло» — но когда я туда добрался, тётка-бухгалтер отказалась выдать мне больше трехсот наличкой. Она сказала, что понятия не имеет, кто я такой, а я к тому времени уже истекал потом. Кровь у меня слишком густая для Калифорнии: в этом климате у меня никогда не получалось объясниться по-человечески … Особенно, если пот льет градом … глаза красные и выпученные, а руки дрожат. Я взял 300 баксов и вышел. Адвокат ждал меня в баре за углом. «Маловато будет, — сказал он. — Нужен неограниченный кредит». Я заверил его, что кредит будет. «Вы самоанцы все такие, — упрекнул я его. — Никакой веры в порядочность, на которой зиждется культура белого человека. Ведь еще час назад мы сидели в тухлом кабаке без цента в кармане и планов на выходные, и тут из Нью-Йорка звонит совершенно …
Изысканный труп
2005
8.44
Я никогда не задумывался над вопросами морали, и как я теперь могу говорить об этике? Нет оправдания бессмысленному случайному убийству. Однако я понял, что мне не нужно оправдания. Необходима лишь причина. Неистовая радость, извлекаемая из акта убиения, это даже больше чем причина. Я захотел вернуться к моему искусству, выполнить мое очевидное предназначение. До конца отведенных мне дней я желал жить так, как мне угодно, и не сомневался, что тому не миновать. Руки чесались, так хотелось коснуться лезвия, теплой свежей крови, гладкого мрамора бездыханной плоти. Я решил задействовать свою свободу выбора. До того как я стал убивать, да и позже, когда не мог найти юношу или не хватало сил пойти за ним, я прибегал к иной вещи. Я занимался грубой мастурбацией и доходил в ней до мистицизма. На суде меня назвали некрофилом, не подумав о древних корнях этого слова, о его глубинном значении. Я был другом мертвых, возлюбленным мертвых. И прежде всего я был другом самому себе и любил самого себя. …
Ибица
2004
8.38
— Он в этом году с тобой, да? — Это еще кто? — поинтересовалась Элисон. — Скауз [1] Грег. — О, это он? И как с ним работается? — Нормально. Тебе просто надо оставить его в покое. Трахает все что движется, но, сказать по правде, очень благоразумный. — Продавец из него хороший? — спросила Элисон, имея в виду продажи экскурсий, в которых менеджер очень заинтересован, поскольку имеет с этого. — Один из лучших, — ответила Кирсти, вспоминая, сколько денег принес ей Грег в прошлом сезоне. — Тебе надо держать с ним ухо востро. Если у него будет возможность срубить немного деньжат на стороне, он ею обязательно воспользуется. — Не в этом году, — резко ответила Элисон. — В этом году единственный человек, кто будет делать деньги, это я. На это Кирсти ничего не ответила. Она знала, что Элисон говорит абсолютно серьезно. Она уже видела такое: энтузиазм быстро проходил, его сменяло намерение сделать в последний рабочий сезон как можно больше денег, наплевав на все остальное. В этом смысле у Кирсти тоже …
Уцелевший
8.32
Так бывает каждый вечер в моей нынешней жизни. Сегодня девушка звонит мне из вибрирующего ночного клуба. Единственное слово, которое я могу разобрать, — «позади». Она говорит: «Жопа». Она говорит что-то, что могло бы быть словами «не его» или «ничего». Проблема в том, что я не могу начать заполнять бланки, когда я один, на кухне, и кричу, чтобы меня услышали где-то там, сквозь танцевальные ритмы. По голосу, она очень молодая и усталая. Я спрашиваю, доверяет ли она мне. Она устала или страдает? Я спрашиваю: если есть всего один путь, чтобы остановить ее страдания, пойдет ли она по нему? Моя золотая рыбка взволнованно плавает кругами в аквариуме на холодильнике, поэтому я подхожу к ней и бросаю в воду таблетку Валиума. Я кричу девушке: достаточно ли она настрадалась? Я кричу: Я не собираюсь стоять здесь и слушать ее объяснения. Стоять здесь и пытаться исправить ее жизнь — пустая трата времени. Люди не хотят, чтобы их жизни исправляли. Никто не хочет решения своих проблем. Своих драм. Своих …
Кошмары Аиста Марабу
2002
8.31
– Печенье осталось, Рой? – спросил Сэнди с пристрастием. Я заглянул в пачку на панели – осталось всего три штучки; значит, эта жадоба, этот вредитель сожрал почти все! – Боже мой, Сэнди, ты сегодня прямо Робин-Бобин Барабек, – заметил я. Сэнди залился высоким, чистым смехом. – Нервы, я так думаю. Приземляться особого желания нет, но хоть похавать можно будет прилично. – Хотелось бы надеяться! Наш корабль неумолимо спускался, приближаясь к тому, что сначала казалось небольшим поселением, но затем, непрерывно расширяясь вне нашего поля зрения, вдруг предстало перед нами гигантским мегаполисом. Мы пикировали на старое каменное здание в колониальном стиле, крыши не было – по периметру больших стен здания торчали лишь зазубрины битого стекла. Мне казалось, что нашему кораблю не удастся поместиться в проем, я напрягся в ожидании столкновения. Однако размеры корабля, похоже, изменились в самый раз, чтобы вписаться, и мы пролетели. Мы приземлились в весьма пристойной зале готической каменной кладки. …
Сажайте, и вырастет
2006
8.22
Я бизнесмен. Банкир. Точнее, совладелец банка. Еще точнее: младший компаньон. Я богат. И я только что арестован как расхититель государственных средств. Мой банк – очень маленький, мало кому известный, однако, что важно, вполне самостоятельный и устойчивый. Кроме того, что еще более важно, быстро растущий. Он, этот банк, возник из ничего в каких-нибудь три года. Мой банк. Мой ребенок, мое детище, смысл всей моей жизни, пожиратель моего времени и нервов, источник баснословных доходов. Его название не пишут на рекламных щитах, не произносят с телеэкранов большеротые девочки-модели. И слава Богу. Правда, хозяин всего бизнеса, основатель конторы, фигура номер один – не я, а другой человек. Мой старший товарищ, босс, шеф, начальник. Мороз Михаил Николаевич. О транзите проклятого миллиона договаривался именно он. Я же – всего лишь подчиненный. Клерк. Технический исполнитель. Мне сказали, и я сделал. Осуществил волю босса. Шефа-начальника Михаила тоже взяли. Сегодня. Спустя полчаса после меня. …
Ты против меня (You Against Me)
8.2
Мать устало терла лицо. – Сделай мне кофе, Майки. «Сама сделай», – буркнул он про себя. Но чайник все-таки включил и вымыл чашку. – Сейчас докурю и вымою посуду, – сказала она, затянулась, а потом посмотрела прямо ему в глаза, как часто делала, – как будто видела его насквозь. – У тебя усталый вид. – Это потому что приходится тащить всех вас на себе. – Где был вчера? – Гулял. – С новой девушкой, да? Как ее… Сара? – Сьенна. – Так же прошлую звали. – Не, то была Шеннон. Холли рассмеялась: – Ну ты хулиган, Майки! В его кармане позвякивал ключ. Протянув матери чашку, он сказал: – Мне надо идти. – Куда это? – По делам. Она нахмурилась: – Пойдешь искать неприятностей на свою голову? Надо же, какая догадливая. На первый взгляд ничего не соображает с похмелья, а потом раз – и просекла. И так всегда. – Я серьезно, – продолжала она. – Ты лучше тихо сиди. А то мало нам бед. Но он лишь повторил: – Мне пора. – А как …
Сборник рассказов
2014
8.2
На том конце трубки растерялись. На какую-то секунду. И носок, зажатый в руке, завис неподвижно в полуметре от пола. Но через секунду послышалось неожиданно-радостное: — Хочу, Жень… Очень-очень хочу! Вот это Иркино «очень-очень» резануло по ушам. У неё всегда всё было «очень-очень»… «Очень-очень тебя люблю!» «Очень-очень по тебе соскучилась!» «Очень-очень боюсь тебя потерять…» Он зажмурился, резко натянул на ногу носок, зацепившись заусенцем за ткань, и сжал зубы. — Ир, ты в Шереметьево? — Во Внуково. А как ты доедешь? Ночь на дворе… Он уже натянул второй носок, и зачем-то заправил в трусы мягкое дряблое брюшко. — Доеду, Ир. Скоро буду. Ты меня только дождись, ладно? — Жду! Очень-очень жду! Гудки в трубке. Он распахнул шкаф, выбрасывая на пол немногочисленные вещи. Растерянно посмотрел на себя в зеркало, втянул живот, и провёл рукой по небритому подбородку, но на бритьё уже не было времени. Подумав, он натянул голубые джинсы и белый свитер, выудив их из кучки на …
Выжить с волками (Survivre aves les loups)
8.18
– Я возьму эти, мадам. – Хорошо, я рада. Она даже ни о чем меня не спрашивает, а я не даю повода для расспросов. В глубине души она смеется надо мной, несмотря на это дружелюбие на пороге. Ее мало волнует, кто эти люди и кто я такая. Я доставляю лишнее беспокойство. Война закончилась. – Мадам, я хотела бы узнать, что здесь произошло. – Да мы не знаем, нас-то тут не было, а рассказывают, что аресты были, людей ловили, только вам нужно пройти выше по улице и зайти с другой стороны квартала, потому что на тех улицах было много облав… Ее взгляд беспокоит меня, и, хотя никакой угрозы нет, мне хочется немедленно убежать. Все равно мне пора возвращаться, уже довольно поздно, и я уверена: когда приду домой, меня будут ругать. Мне так грустно, я так разочарована этой неудачной попыткой, что мне не хватает решимости идти дальше. А куда идти? Звонить во все двери в квартале? Или считать двухэтажные дома с балконом на втором этаже? Как изголодавшаяся по воспоминаниям нищенка, просить, чтобы люди рассказали …
Джанки. Исповедь неисправимого наркомана
1997
8.16
Совершенно случайно повстречал нескольких денежных педрил из международной голубой системы, путешествовавших по всему миру, снимавших себе подобных во всех голубых притонах от Нью-Йорка до Каира. Я, выражаясь языком социологов, усвоил их образ жизни, лексику и знаковую систему. Но, поскольку в большинстве своём они были полными ничтожествами, я резко охладел к этой компании после первоначальных восторгов. Когда я без всяких отличий закончил учебу, то получал по отцовской доверенности сто пятьдесят долларов в месяц. На дворе – депрессия, работы не было, даже если я слишком хотел чем-нибудь заняться, думать об этом не приходилось. Я мотанул в Европу, проболтавшись там около года. Европа находилась в последней стадии послевоенного догнивания. За баксы можно было купить большую часть населения Австрии, самцов или самок, без разницы. Это было в 1936 году, незадолго до прихода нацистов, которые вскоре прикрыли либидные пляски заокеанских туристов. Вернулся в Штаты. Благодаря деньгам, доставшимся …
Школа
2003
8.15
Учатся, можно сказать, только Антонов и Князева. С этими все ясно: медалисты. Ну, еще Сухие и несколько баб. А остальные – только гуляют. Я тоже, само собой. Все знают, что меньше тройки не поставят, если пришел в девятый, то аттестат дадут. Автобус выезжает за город. Я лезу в сумку за пивом – взял пару бутылок из батькиного загашника. Для вида спрашиваю у Антонова: – Пиво будешь? – Пиво? Вообще, можно… Ничего себе. Я думал – он не пьет: примерный все-таки, отличник. Теперь придется делиться. Открываю бутылки ключом, одну – Антонову, одну – себе. Говорю ему: – Только осторожно, чтоб классная не засекла. Он отрывает бумажку «Жигулевское», сует в карман. – Не бойся, ничего она не заметит, подумает – лимонад. А даже если и заметит – что тут такого? Пиво же, не водка. Нормальный напиток, многие его пьют. Классная сидит спереди с Лариской, через проход от них – мамаша Колосовой. Они про что-то базарят. Отпиваю пива – хоть и теплое, но идет хорошо. Говорю Антонову: – Я и не знал, что ты пиво …
В пьянящей тишине
2006
8.13
Верхушка маяка открылась нашим глазам неожиданно, вдруг появившись над кронами самых высоких деревьев. Тропинка обрывалась у края леса. Мы увидели голую гранитную скалу, на которой возвышалось сооружение. Океан окружал её с трёх сторон. Во время бурь волны, наверное, яростно бились о камни. Неизвестный строитель поработал здесь на совесть. Округлые, толстые стены, чтобы сдерживать натиск шторма; пять бойниц, как на средневековых башнях, открытых всем ветрам; узкий балкон с перилами, покрытыми ржавчиной; купол со шпилем наверху. Единственной непонятной деталью была странная надстройка на балконе. Брёвна и колья — многие с заострёнными концами — перекрещивались в воздухе. Строительные леса для ремонта фасада? У нас не хватило ни времени, ни желания, чтобы поразмышлять на эту тему. — Э-ге-гей! — закричал капитан и постучал рукой по железной двери. Никакого ответа не последовало, но этого толчка оказалось достаточно, чтобы убедиться, что дверь оказалась не запертой. Она поражала своей массивностью. …
отаенное наслаждение
8.13
Он может стерпеть любую боль, но мысль об утрате ее… Рейес одержим. Ему, прикованному к демону Боли, воспрещено познать наслаждение. Все же он сильнее воздуха жаждет смертную, Данику Форд, и сделает все, чтоб ее заполучить – даже бросит вызов богам. Даника в бегах. Месяцами, она ускользает от Повелителей Преисподней, бессмертных воинов, что не будут знать отдыха пока она и ее семья не умрут. Но во снах ее преследует Рейес, воин, чье жгучее прикосновение она не в силах позабыть. Но их совместное будущее может означать погибель для всех, кто им дорог… Глава 1 Рейес стоял на крыше Будапештской крепости – пять этажей в высоту – рискованно балансируя на краю наивысшего карниза. Над ним луна проливала с небес красно-желтый свет, напоминая кровь с проблесками золота, тьму вперемешку со светом, свежие раны на тянущемся в бесконечность черном бархатном пологе. Он взирал на мрачную, поджидающую его пустоту – насмешливая твердь земли раскидывала руки в стороны, стремясь обнять его. – Тысячи лет, а …
arrow_back_ios