Референт
5
ДОМ ПИСАТЕЛЯ одолеваем киношниками. И подо что только его не "гримируют"! Киевская студия арендовала для съемок Белый зал. Выставили оттуда на время все ряды стульев, очистили зал, поставили легкие круглые столики, усадили за них фрачных-бальных мужчин-женщин, шампанское, разумеется, тут же. А на сцену, убрав трибуну, выпустили развеселых гололягих канканщиц. Посмотрел референт на это дело... А чего! Вот бы так и оставить! А писательские собрания проводить как раз в кабаке ниже этажом - так или иначе, именно там-то все и решается за стаканом. МЛАДШЕНЬКИЙ коллега, референт Горячкин, встречает выпученными глазами: - Представляешь, спускаюсь по лестнице весь в себе. Навстречу - мужик. Я его нечаянно толкнул плечом, извинился машинально. Потом глаза поднимаю, а это - Мастроянни! Я просто обалдел! - А он? - А он тоже, естественно! А Мастроянни шлялся по Дому из-за "Очей черных" Никиты Михалкова. И Дом писателя, он же Дворец Шереметева, у Михалкова - дом средней руки помещика. …
Ваўкалакi (на белорусском языке)
5
- Зараз!.. - устаў у сядле Змiтрок, i як не пазнаць было яго - рашучага, злога, прыгожага. - Зараз, дзядзька, i маладая будзе, i скрыпку ў рукi возьмеш! Чакайце, хлопцы, тут чакайце! I ён сцебануў каня i памчаў проста на тых, што павiнны былi таксама чакаць, мусiлi чакаць, бо цяпер ён не збiраўся шкадаваць нi сябе, нi каня, нi сваю маладую, каханую. Не шкадаваць дзеля iх. Дзеля будучых людзей. - Стой!.. - крыкнуў наўздагон дзядзька Мiкiта, але дарэмна. Тыя, на каго ляцеў Змiтрок, ажылi, усе ўтрох адбеглiся ўлева, зноў спынiлiся. Пошчак слабеў, глухнуў, урэшце зусiм сцiх. Дружына маўчала, бо гаварыць не было чаго. I тут тыя, шэрыя, маўклiвыя, незямныя, раптам лёгка i бязгучна зрушылi з месцаў, выцягнулiся ў шнурок - морда да хваста - i слiзганулi ў гушчар, злiлiся з iм, растварылiся. - Сто-ой!.. - высокiм, не голасам, падгалоскам закрычаў-заплакаў самы маладзенькi з дружыны, малодшы брат Змiтракоў Васiлька, прымусiў здрыгануцца людзей, коней, дрэвы. - Сто-о-й!.. I захвастаў свайго конiка, …
Погружение в море мрака
5
При входе в город собаки облаяли их с безопасного расстояния; но на этот раз Гризельда удержалась от искушения. Теперь, в городе, она напустила на себя некое благородство, как будто хотела загладить свою оплошность. Гризельда направилась прямо к ступеням дворца. Повелитель Кемаль почувствовал ее напрягшийся круп, когда она готовилась преодолеть ступени и открытую дверь. К счастью, Куат первым был у ступеней и снова отдал ей команду свистящим шипением. Кемаль чувствовал ее явное стремление взлететь по ступеням, но все же она с неохотой повиновалась. Гризельда легла на живот, вытянув передние лапы; Кемаль спрыгнул с седла, сожалея о том, что прогулка окончена. Гризельда, казалось, чувствовала то же самое, и Кемаль протянул руку, чтобы погладить ее. Маду одобрительно улыбнулась. - Это верно. Когда вы станете друзьями с вашей кошкой, она будет охотно повиноваться вам. Куат буркнул: - У меня есть свой способ заставить их повиноваться, если они упрямятся. Повелитель Пространства заметил маленькую …
Всё созданное Землёй
5
По палубе гулял прохладный бриз. Под тропическим солнцем палуба казалась обнаженной. Ди Скумпсби с кем-то сражался у ограждения. Я бросился к нему. Но ведь ему не с кем сражаться! Кроме доктора, в моей команде было еще трое - Ди, Алан и Абдул. И я знал, что остальные внизу. В голове мелькнула мысль о Фигуре; я бы не удивился, узнав, что нахожусь в одной из своих галлюцинаций. Но Ди не боролся. Он пытался кого-то втащить через ограждение. Оказавшись поближе, я рассмотрел лицо незнакомца. Оно было черным и распухшим, рот оскален. - Помоги, кэп. Парень мертв, - сказал Ди. Парень действительно был мертв. Одет он был неплохо, белые шелковые брюки облепили тело. Мой мертвец прибыл, наши пути пересеклись. - Он шел по воде, - произнес Ди. - Шел прямо, но чуть покачиваясь, словно шагал по верхушкам волн. Черт меня подери, он так и шел! К спине мертвеца был пристегнут антигравитационный блок. Такие блоки начали производить совсем недавно, и он еще был довольно громоздким. Ни Ди, ни я не знали, как …
Экзамен
3.63
- А ну не дёргайся, больнее будет! Смотри, ноги все мокрые. Опять описялась, поганка? Потерпеть не можешь? - Сергей Сергеевич глубже вдавил пальцы во влажную, мягкую плоть Мартовой, так что та даже со стоном согнула колени, а потом рывком выдернул пальцы из её рта. Мартова сразу закрыла рот рукой, другой вытирая лицо. Сергей Сергеевич взял ещё мокрыми от слюны пальцами ручку и поставил в бланк "отлично". - Если ты ещё раз, - тихо произнёс он. - Где-нибудь это сделаешь, Мартова, мы тебе обратное действие произведём. Ясно? Мартова кивнула, осторожно собирая свои письменные принадлежности. - А раз ясно, так пошла вон! - рявкнул Сергей Сергеевич. - Вон! - и после того, как дверь затворилась, зло добавил: - Поганка.
О резонирующих свойствах тонкой материи
5
Забыв про все, бродить по набережной и наслаждаться ощущением удачи. Лопать мороженое. На мороженое денег у меня хватит. Сидеть в темном сквере, предвкушая, как завтра со спокойной гордостью сообщу Артему, что у меня получилось. — Сашка! Саня! Меня ловят за рукав. Оборачиваюсь — однокурсник. — Привет! Я вот смотрел и думал: ты или не ты! — Привет. — Сашка! Ты как здесь оказалась? Ты же говорила, что будешь работать! А у меня здесь сестра живет. — А я как раз по работе. Только что приехала. Вот думаю, на каком вокзале переночевать… Конечно, он заявил, что никаких вокзалов и никаких гостиниц. Конечно, оказалось, что его сестра живет на самой дальней окраине. И ехать туда далеко. И сначала в метро, потом на маршрутном такси. А мне уже все равно. У меня получилось! Я — здесь. Набрала Артема. Он сразу все понял. У меня инструктор — умница. Оказался он, правда, в городе Сыктывкаре, куда сегодня утром увел группу бизнесменов, отставших от поезда, и лишенных возможности воспользоваться услугами …
Диверсия
5
Девушка спускается с носилок, Эхнатон подходит к ней, берет за руку. Они смотрят в глаза друг другу и забывают об окружающих, обо всем на свете - они одни в мире. И, наверно, все приближенные понимают это, и оттого такая тишина. Зал, где находятся Нежин и Владислав, заволакивает колеблющийся туман, но он рассеивается, и они видят, как Нефертити в легком одеянии, полная радости, танцует перед Эхнатоном. Кажется, она движется без малейших усилий, так естественны движения-она сама музыка, молодость, гармония. Кончается танец, Эхнатон обнимает ее бережно, и так замирают они, безмерно счастливые и прекрасные. И опять колеблющийся туман скрывает их... А за этим уже совсем другое: исхудавшая, увядающая Нефертити с погасшим взглядом полулежит на ложе. Жрец подносит ей кубок, видимо, с лечебным снадобьем, но она движением руки отстраняет его. Жрец удаляется. Она одна. Смотрит на свои руки, снимает с них перстни, кладет руки на грудь и закрывает глаза, должно быть, надеясь хоть во сне обрести покой. …
Если это будет продолжаться...
7.17
Мой сосед по комнате Зебадия Джонс заметил мое настроение и пытался развлечь меня. Зеб был на три курса старше меня и в Вест Пойнте я был его подопечным. Теперь он стал моим ближайшим другом и единственным человеком, которому я полностью доверял. — Джонни, дружище, ты на покойника стал похож. Что тебя грызет? — А? Ничего особенного. Может быть, несварение желудка. — Так ли? Пройдемся? Свежий воздух очень помогает. Я дал ему вывести себя наружу. Он говорил о пустяках, пока мы не вышли на широкую террасу, окружающую южную башню. Здесь мы были вне пределов досягаемости подслушивающих и подглядывающих устройств. Тогда он сказал: — Давай выкладывай все. — Кончай, Зеб. Тебе еще моих забот не хватало. — Почему бы и нет? На то и друзья. — Ты не поверишь. Ты будешь потрясен. — Сомневаюсь. Последний раз это со мной случилось, когда я в покере прикупил четырех королей к джокеру. Тогда ко мне вернулась вера в чудеса, и с тех пор ее довольно трудно поколебать. Давай начинай. Мы назовем это задушевной …
Воин тумана (Воин - 1)
5
Я удобно устроился у раскладного походного стола и, поскольку уже записал все, что помню о беседах с лекарем, опишу теперь то, что меня окружает, чтобы при случае можно было вспомнить, где я находился. Небо надо мной широкое, синее, но солнце еще не поднялось над палатками. Палаток огромное множество. Одни - из шкур, другие - из ткани. По большей части самые простые, однако поодаль виднеется настоящий шатер, украшенный разноцветными кисточками из шерсти. Вскоре после ухода лекаря мимо меня на несгибающихся ногах лениво прошагали четыре верблюда, понукаемых крикливыми погонщиками, и вот только что верблюды проследовали обратно - с грузом и разукрашенные точно такими же красными и синими шерстяными кисточками, как на той богатой палатке. Верблюды подняли тучи пыли, потому что погонщики колотили их, заставляя перейти на бег. Мимо меня торопливо проходят и пробегают воины; лица их всегда суровы. Чаще всего это коренастые чернобородые люди. Они одеты в штаны (*6) и вышитые бирюзовым и золотым …
Сказка о рыбаке и рыбке
5
Николай Елин, Владимир Кашаев СКАЗКА О РЫБАКЕ И РЫБКЕ Жил-был директор завода. И очень часто ругали его за плохое качество продукции. Думал-думал директор, как ему забыться и настроение повысить, и решил посидеть на речке с удочкой. Закинул он удочку в первый раз и вытащил консервную банку. Второй раз закинул - вытащил банку из -под маринованных огурцов. В третий раз закинул - и попалась ему золотая рыбка. Вся какая-то облезлая, как будто золото на неё пошло крайне низкого качества. Испугался директор и хотел уже было рыбку обратно в реку пустить, а она вдруг говорит ему человеческим голосом: - Не бросай меня в реку, а то я окончательно облезу из-за каких-то ужасных отходов производства, которые спускают туда окрестные предприятия. Уж лучше пусти меня в поллитровую баночку, но только чтоб вода была чистая. А я за это исполню всё, что ты только ни пожелаешь. Обрадовался директор, набрал из колодца воды в банку из-под огурчиков, сунул туда рыбку и заявляет: - Хочу, чтоб со склада готовой …
Билет в один конец
5
И когда я ехал домой, все еще под впечатлением от этого необычного путешествия, я подумал о Лео. Вот кому подошел бы такой неторопливый, зеленый, уютный мир… Двадцатый век, а может, даже восемнадцатый. Вот где он чувствовал бы себя вполне хорошо. Лео — мой лучший друг. Лео! Не так просто о нем рассказать. Он… Да, он очень способный. У него неуемная фантазия. Постоянно он что-то изобретает. Врывается ко мне с очередной своей идеей, и этим меня огорчает. И сам огорчается, когда узнает, что это давно уже изобрели. Он хорошо рисует. Даже очень хорошо. И пишет. Да, пишет обыкновенной шариковой ручкой. Уже лет сто никто не пишет ручкой, только ставят подписи в документах. А Лео пишет, причем может и правой рукой, и левой, и слева направо, и справа налево. Для чего ему это нужно, он и сам не знает, потому не любит, когда ему задают такие вопросы. В общем, Лео интересуется, по-моему, всем на свете. В общем, Лео — человек очень интересный и разносторонний. И именно поэтому никому не нужный. Ну, …
Время по определению
5
Электричества до сих пор не было. Я, таки раскошелившись на маршрутку, поехал домой к Ирке. В голове у меня зрело целое множество планов. Я скакал от одного пункта к другому, надеясь проработать каждый и избежать вступления их в конфликты. Но удержать их в памяти я не мог. Выйдя на нужной остановке, я перешел дорогу. Троллейбус стоял на том же месте, где и вчера. Свет, ясное дело, не горел. Хотя нет... Я намеренно подошел ближе. Бледный желтоватый свет был едва заметен. А люди сидели на тех же местах, что и вчера. Едва полторы дюжины. Боже, - мелькнула мысль. - А вдруг они так и замерзли ночью, не дождавшись включения тока? Я поднял новый пластиковый пакет повыше, чтобы он не бился о колени, и побежал. Заскочив в троллейбус, я крикнул: - Есть кто живой? Вы тут уже почти сутки сидите! Мне никто не ответил. Все равнодушно смотрели за окна или на пописанные маркером спинки сидений. Их лица не были синющими мордами замерзших насмерть. Они казались совершенно здоровыми, обыденно печальными. …
Экспонат
5
Он вновь посмотрел на Пахаря. Но не тут-то было. Взгляд его пролетел мимо цели; цель ушла, сильно сместившись к земле. – Елки-моталки… От деда оставались буквально плечи, руки и борода. Да на земле перед ним стояла, прикрывая его, словно парижская баррикада, та безлошадная дедова соха, на которую он давеча опирался. – Куда? Эй! – Давыденко уже приходил в себя. – Стой! Куда ты, дедок? Погоди. Из-за спины лейтенанта высунул голову некто худой, щуплый, в очках и с лаковой бороденкой. – Я знаю, я знаю… – Голос его срывался, как у всякого выскочки, стремящегося опередить других. – Сам знаю, – сказал лейтенант, как отсек. Очочки враз стали тусклыми и погасли за бугристой лейтенантской спиной. Давыденко скомандовал: – Рябый, Гершток, Сенюшкин. Быстро. С лопатами. Дед под землю уходит. Вон, одна плешь торчит. Скорей. Почему заминка? Рябый, Сенюшкин. Ибрагимов – на помощь. Черт, весь ушел. Быстро. Копать. Ибрагимов, чурка безмозглая! Да не причиндатором, а лопатой! Отставить причиндаторы, кому говорю! …
Проект 'Кошмар'
6
- Пожалуйста, выключите свет, - попросил Рейнольдс. - Можно, профессор? - спросил юноша. - Подожди еще немного, Норман. Все видят часы? - тишина нарушалась только треском из усилителя. - Давай, Норман! Светящиеся цифры погасли; треск снова превратился в редкое пощелкивание. Та же группа собралась в бункере посреди пустыни, на границе ядерного полигона. Туда смотрел перископ, защищенный бронированным стеклом метровой толщины. Доктор Рейнольдс говорил о чем-то с генералом Хэнби. Капитан ВМФ надел наушники и сообщил: - Самолет на месте, господин генерал. - Спасибо, Дик. Динамик прошептал: - Станция Чарли - Централи. Все ясно. - Все станции готовы, местность для посадки очищена. - Начинаем отсчет. - Все станции готовы к отсчету. Начинаем с минус семнадцати минут. Пошло, время. Это испытания по полной программе. Повторю: по полной программе. - Значит, - сказал Хэнби Рейнольдсу, - расстояние не имеет никакого значения? - Мы можем с таким же успехом провести опыт в Солт-Лейк-Сити, если мои люди …
Человек с автоматом
5
* * * ПРОШЛО ТРИНАДЦАТЬ ЛЕТ. Тринадцать мучительно долгих ,а порой ,наоборот ,неумолимо коротких и беспечных лет . Генка Мальцев - тот самый карапуз ,который ,кажется ,еще совсем недавно бегал по улицам в ребячьих шортах и самозабвенно предавался невинным играм и всевозможным забавам ,теперь с грустным и недовольным выражением на своем повзрослевшем лице мрачно дожевывал завтрак и уныло разглядывал незатейливый пейзаж за окном кухни . Он здорово изменился за все эти промелькнувшие годы. За его плечами были уже и беззаботное детство и тоскливые школьные годы ,дворовый футбол резиновым мячиком и помпезные пионерские праздники ,эйфория от грандиозных комсомольских прожектов и жестокое разочарование в реальной банальности и примитивности мира. Однако ,несмотря ни на что ,в его хитро прищуренных глазках нет-нет , да и вспыхивал время от времени задорный "бойцовский" огонек и Генка вновь ,как по мановению волшебной палочки ,вновь становился самим собой - тем самым искренним ,доверчивым …
Медный век
5
Рыдает и плачет шарманка! В Париже она чужестранка! Освободилось сидение рядом с Игорем, и он воспользовался минуткой, чтобы набросать свою статью в "Вестник Академии Наук": "Невежественные и самоуверенные журналисты уверяют читателей, что факт уменьшения населения нашей страны в конце ХХ века уникален на планете, и что в богатых странах Запада население растёт. Действительно, в 1897 году в Российской империи проживало 53 миллионов, а сейчас на просторах бывшего Советского Союза около 55, но если сравнить наши показатели с европейскими, картина не такая уж катастрофическая. В результате двух опустошительных войн население Германии, Австрии, Польши, Венгрии, Чехии за последние сто лет уменьшилось, а Босния за последние годы обезлюдила. Приводимый пример Северо-Американских Соединённых Штатов, чье население за годы независимости выросло с 3,9 миллиона до 12, не совсем корректен, поскольку в формировании населения этой страны большую роль сыграла эмиграция из той же Европы, …
Вторжение из ада (Звездная месть - 4)
5
- Держи! Иван сжал черную шершавую рукоять, повел стволом в сторону водопада. Нажал на спуск. Белоснежный медведь извернулся, выгнулся, ушел под воду за мгновение до выстрела. Сенсодатчики, угрюмо подумал Иван, да, сейчас биодубли все с датчиками, дело привычное, а раньше давали только в поиск, считали по пальцам, заставляли бумагу подписывать "об неутрате". Время идет! Медведь вынырнул, фыркнул, выплюнул из пасти воду и недовольно посмотрел на Ивана. - Ладно, черт с тобой! Ловко ты разыграл старика, - Гуг невесело ухмыльнулся и ткнул Ивана кулаком в плечо. - Ловко! - Он вдруг замолк, хмуро шевеля выцветшими и вовсе не седыми бровями, гоняя желваки по скулам, - Но этого своего, Кешу Мочилу, ты приструни... - Он твой. Гуг, а не мой, - поправил Иван, - это вы с ним на каторге бузу затеяли. Я его знать-то не знал. - Был мой, стал твой, - отрезал Гуг. - Мне ребятки все порассказали, как он в подземелье шухер наводил. Так нельзя! Не по-людски это! Иван снова опустил глаза, прикусил губу. Гуг, …
Сладостно и почетно
2016
5.4
К счастью, «котики» словно почувствовали, что с нею лучше разговаривать, и обращались только к Ильзе. Беса и ее не то чтобы игнорировали, но чувствовалось, что Ильзу они воспринимают, как главную. С чего бы это? * * * Гости со звезд при входе в главный шатер повели себя невежливо — не поклонились истуканам предков у дальней стены, не взяли по горсти золы из очага, расселись, как чужие. Килич, старший из воинов, которого Чиан оставлял вместо себя за главного, вздумал было возмутиться, но Аликан вовремя заметил, одернул его. Гости со звезд — другие. У них другие повадки. И оружие, которое мечет огонь, а потому не стоит лишний раз их тревожить. Зато переговоры прошли лучше не бывает. — Никакой торговли с Твердыней, — заявил Чиан Малик. — Только смерть. И тогда она — о, его богиня и погибель! — подалась вперед, поглядела Чиану прямо в глаза и сказала: — Мы думать так. Мы помочь. * * * Стюарт Пэтисон, радиоинженер, с которым Катерина частенько выпивала и иногда делила постель, все ныл и ныл …
arrow_back_ios