Один из семи
5
— Питер! (В прошлом я Пётр.) — Моё имя миссис Майзер. — Очень приятно. Чем я могу быть полезен? — У меня очень срочная работа, которую необходимо закончить до выходных дней. Мне рекомендовали тебя очень высоко. — Спасибо. Не вижу никаких препятствий, миссис Майзер и сделаю всё возможное, чтобы вам помочь. Я всегда стараюсь войти в положение своих клиентов, наверное именно поэтому и ещё по причине моего слова, которое я никогда не нарушаю, люди охотно ко мне обращаются. Необязательность, это бич Америки, как и остальные формы косвенного обмана, сопутствующие людям с невысокими требованиями к собственной личности. Никто не говорит об отсутствии пунктуальности, если бы только это… Пообещать и не выполнить, вот что в порядке вещей. — Питер, мне нужно построить рампу для моего отца инвалида. Он по ней спускается во двор на кресле-каталке. По всей видимости, она была полна решительности исполнить свой дочерний долг по отношению к отцу, который был уже в преклонных годах. Для него эта рампа, наверняка, …
На сцяжыне жыцця
6.25
Яна ўжо выбралася з рова, выйшла на агароды i наблiжалася да шашы, цесна атуленай дамамi гэтай ускраiннай вулiцы. Тым часам добра сцямнела, чорнае, без зорак неба мяккiм змрочным полагам вiсела ўгары, на снезе, у нясмелых паўзмроках чарнелi навокал будынкi, дрэвы, невыразныя плямы зямлi. Снег быў мяккi, мароз адпусцiў нанач, бралася на адлiгу, i было золка. Жанчына зранку не была дома i цяпер спяшалася — на сконе дня прывычна вабiла хатняе цяпло, спакой i адпачынак. У кiрзавай чорнай сумцы яна несла з сабою небагаты харч — хлеб, селядзец, кiлаграм круп i ўсё гадала, каб як абысцiся гэтым якiх два цi тры днi i зэканомiць на дровы. На шашы яе асляпiла святлом фараў, абдало грукатам i лязгам iмклiвых аўтамабiляў. Якраз у тым месцы, дзе яна заўсёды зварочвала з дарогi на сцяжынку да свайго дома, нерухома стаяла машына. Фрузына не стала звяртаць на яе асаблiвай увагi — цi мала машын спыняецца на шашы — пастаяць, шафёры зробяць што трэба i паедуць далей. Жанчына ўвайшла ў сенцы, намацала ў кiшэнi …
Может быть, мы уже уходим
6.25
* * * Это было что-то странное, и описать это было невозможно. Он уже просыпался, когда оно коснулось его волос на затылке. Не открывая глаз, он вдавил ладони в мягкую глину. Может, это земля, ворочаясь во сне, пересыпает непогасший жар под своей корой? Может, это бизоны бьют по дерну копытами, как черная буря, надвигаясь по пыльным прериям, через свистящую траву? Нет. Что же тогда? Что? Он открыл глаза и снова стал мальчиком Хо-Ави из племени, называющегося именем птицы, в деревне около Холмов Совиных Теней, близ океана, в день, сулящий беду безо всякой на то причины. Взгляд Хо-Ави остановился на нижних углах шкуры, закрывающей выход, — они дрожали, как огромный зверь, вспоминающий зимние холода. «Это страшное — откуда оно? — подумал он. — Кого оно убьет?» Он поднял нижний угол шкуры и вышел в деревню. Мальчик не спеша огляделся — он, чьи темные скулы были похожи на треугольники летящих птичек. Карие глаза увидели небо, полное богов и туч, ухо с приставленной к нему ладонью услышало, как …
Молчаливый странник в Лондоне
4
Хотел бы я знать, позабавят ли подобные наблюдения читателей. Естественно, у меня и в мыслях нет польстить высоколобым ученым людям. Помню, как однажды в беседе со мной одна леди заметила, что никогда бы не стала писать книгу, состоящую из таких разрозненных эпизодов, ради чьей-то забавы. Ни один достойный эрудированный человек, вещала леди, не позволит себе опуститься до такого. Любопытно, что ученые люди во всем мире одинаковы. Многие китайцы согласятся с этой леди. Как вы знаете, конфуцианские идеи оказывают огромное влияние на образ мысли китайцев. И темы, не связанные так или иначе с конфуцианскими принципами справедливости, искренности, любви детей к родителям и т.д., не будут серьезно обсуждаться в кругу ученых людей. Если книга не проникнута этими добродетелями, вряд ли ученый муж будет держать ее в своем кабинете или в комнате, где хранятся достойные вещи, из-за боязни оскорбить классиков. Те книги, которые я пишу, китайцы относят к разряду «книг под подушкой». Могут назвать «книгой …
На дні
5
І З полудня одної хорошої, весняної неділі здивувалися дуже два поліціяни, що сиділи в «стражниці» дрогобицької комуни. До стражниці приведено якогось панка, молодого ще, середнього росту, в запорошенім, але досить поряднім уборі. – А сей відки? – спитав капрал і змірив молодого чоловіка від ніг до голови осовілими від напитку очима. – Староство прислало, має йти «на цюпас», – відповів поліціян, що припровадив панка. – М-м-м, – замичав капрал і встромив очі в стоячий перед ним таріль, з останками м'яса та салати, а відтак підвів їх трохи, щоб полюбуватися повною «гальбою» пива, ждучою своєї черги. Поліціян тимчасом видобув з-за пазухи письмо і подав капралові. Се був засуд староства. Капрал узяв письмо до рук, розвернув, поглянув сюди й туди і почав слебезувати назву приведеного цюпасника, але, не можучи, мабуть, швидко впоратись з тою роботою, запитав його самого: – А як ся пан називає? – Андрій Темера. – А відки? – З Тернополя. – З Тернополя? Гм! А чого ж то пана сюди занесло аж з Тернополя? …
Афган
6.25
" Лучше застрелись сам "- неожиданно заключил отец -" все равно я тебя потеряю, так хоть позора избежим..." " Отец-" тихо отозвался Афик-" я возьму её в жены. Раз нет иного пути. Ты прав. Вы не должны страдать из-за моей глупости. Такой грех на душу я не возьму никогда ." Голос помятый и неровный- "пойдем, спустимся выведем невесту к людям. Пусть мама накрывает на стол." На дворе оставалось лишь несколько близких людей. Тетушка Самира уже выплакав все слезы сидела на веранде в окружении соседок и ждала чуда. После всех тщетных попыток женить сына, это был её последний выход. И кажется её молитвы были услышаны. Отец с сыном вместе выйдя из дома направились к сараю. Дверь по привычке скрипнула и обнажила его полуосвещенное чрево. Страшное известие словно ждавшее своего часа вырвалось наружу, мгновенно сковав пространство. Молодое девственное тело плавно покачивалось под сводом. Вытянутыми носочками оно едва дотягивалось до земли. Каждый спасается …
Pulp fiction
5
- Понял. Оля разрезала веревки и сказала: - Пошел. Я встал, переступил порог, резко развернулся и сунул ступню в дверь, прежде чем они успели ее закрыть. Ногу прищемило, я взвыл. - Режь ему палец! - закричала Оля. Я вырвал ногу, дверь тут же захлопнулась. Я сел на ступеньку, обул кроссовки, зашнуровал и начал спускаться по лестнице.
Жестокий отбор (СИ)
5
-- И когда же он приедет? -- Он уже должен был быть здесь, но отчего-то задерживается. Впрочем, отец упоминал, что нас в этом году ждет какой-то сюрприз. Думаю, если он что-то и пропустит, то только посвящение первогодков. -- Ой, смотри, а вот и он! - Ая заглянула мне за спину, и я. не удержавшись, обернулась. В зал тихо вошел Винсент и стал оглядываться в поисках своей группы. Увидев их у дальней стены, брат незаметно проскользнул к ним. А заметив мой взгляд, только улыбнулся и кивнул, поправив курчавые волосы. Я же оставалась серьезной, все еще будучи обиженной на его слова в доме родителей. Как он посмел мне такое сказать?! Ах, значит мой удел детей рожать? Очаг хранить?! Ну я ему еще припомню! Раздраженно мотнула головой и обернулась к все еще зачитывающему речь ректору. Он уже подошел к самому распределению, что несказанно обрадовало. -- В своих заявлениях на поступление каждый выбрал определенный факультет и проходил тесты. Раз вы стоите здесь, значит успешно их сдали. Однако вы, …
Золотуха
5
– Старатели… пхе!.. Хочется вам с этими пьяницами дело иметь! – не раз говорил мне Бучинский – он никак не мог понять, что меня могло тянуть к старателям. – Самый проклятый народ… Я говорю вам. В высшем градусе безнравственный народ… Да!.. И живут как свиньи… Им только дай горилки, а тут бери с него все: он вам и золото продаст, и чужую лошадь украдет, и даже собственную жену приведет… Я вам говорю!.. – Мне кажется, что о старателях много лишнего говорят. – Кажется?! Тэ-тэ-тэ!.. От-то глупая скотына этот Бучинский! Ха-ха… – хриплым смехом залился Бучинский, причем вместо глаз у него образовались две жирные складки кожи. – Я теперь все понимаю… даже до капли все! Пссс… А все никак в свою глупую башку взять не мог. Да вы бы лучше прямо до меня обратились, и я устроил бы все, как ваше сердце желает… Хе-хе!.. Вот у Зайца смачная дивчина есть, у Сивы… Знаете «губернатора»? Тэ-тэ-тэ… Да вы ж и без меня успели зацепить лихую дивчину! По глазам вижу… да. А я вам говорю по совести: на всем прииске …
Зеленая лампа
5
Нет-нет, не эти глаза смутили Фридриха Артуровича. Ему вдруг показалось, что весь первый ряд занят людьми в драных армяках и словно бы дырявые лапти всюду выглядывали из-под кресел. Марийцы, неужели марийцы пришли сюда? Но зачем? И что поймут они, безграмотные, в его расчетах?! И почему опять эта песня? Разве здесь разрешено петь? "Мы кулам, мы кулам... Калак самарля... - Мы вымираем, мы вымираем, валится народ..." Туманная пелена, застлавшая глаза, рассеялась, и, продолжая водить карандашом по схемам, Фридрих Артурович с холодеющим сердцем подумал о том, что, если начинающая докучать ему из-за недоедания куриная слепота разыграется больше, некому будет превращать эти схемы в чертежи. Но его слушали, действительно слушали! И даже в черных, еще минуту назад недоверчивых глазах сухощавого Фридрих Артурович ощутил интерес. Значит, его расчеты не такая уж сказка, а если и сказка, то вот ее крылья - бери и лети... "Главное, заронить идею, внушить в нее веру..." - подумал …
Непоправимость волос
5
Кому-то всегда нужна история. Кто-то не может не желать погружения в некое пространство выдуманного мира, переживать все, с чем этот мир его смешивает. Все спрессовано, вся жизнь содержится в моменте, и смерть момента определяет смерть жизни. Я же говорил тебе, что я страшный человек, что ты полностью завладеешь мной, и от меня ничего не останется, но ты станешь мной, и таким образом я в действительности по-настоящему буду владеть тобой. Я ныряю в тебя, как ты в меня… Мы — аквалангисты Красного моря. Шуршание. Маленькая интрига. Лисички пробежали мимо нас, наслаждающихся молниями, беспорядочно рвущими небо, соединяя полосу горизонта с космическими станциями и матросами далеких планет. Я случайно открыл глаза, и увидел, что мое отражение говорит со мной твоим голосом, а мои губы затянуты мглой бесконечной ночи, начавшейся тогда, когда закончился бесконечный день. Я — твой маленький помпадур. Всегда стою за твоей дверью, и слушаю твои стоны во время твоих беспорядочных оргазмов с рыцарями, …
Кольцевая ссылка
5
— Забрали картридж? — нахмурился папа. — Забрали, — подтвердил Леха. — Картридж с ковбоями, — осторожно уточнил он. — Понятно, — кивнул папа. — Ну раз забрали, надо вернуть. — Давай, одевайся, — кивнул он мне. — Через пять минут с вещами на выход. — А я? — спросил брат. — А ты маленький еще, — сказал отец. — Посиди пока дома. Я натянул подштанники, кофту, джинсы, надел вторые носки. Зимой в Омске холодно. И темно. Через пять минут я натягивал куртку. Папа вышел из спальни и тоже надел куртку и ботинки. — Пойдем? — бодро спросил он. — Знаешь, где их искать? — Ага, — сказал я. Мы вышли на улицу, и направились в общежитие. На улице было очень холодно, и ярко сверкал снег. * * * Мы сидели в английском пабе, пили пиво и смотрели футбол. Я заказал темный портер, а папа — обычное светлое. Козел или Хайнекен. Манчестер Юнайтед сражался в кубке Англии с какой-то второсортной командой. После первого тайма красные дьяволы спокойно вели в счете с преимуществом в два мяча. Несколько парней в дальнем …
Царство поломанных стульев
5
Поломали стульчик. Пионерский галстук. Галстук пионерский. Стульчик поломали. Поломали стульчик. Галстук пионерский. Стульчик поломали. Пионерский галстук. И так далее… (C) Hародная Итак, снова и снова я возвращаюсь к этой помойке. Что меня тянет туда — я не знаю. Hе могу объяснить. Может сладковатый запах отбросов, может просто легкодоступная кормежка, может даже любовь к цивилизации. Точно я не могу сказать: вам ведь никогда не понять, что такое романтика помойки. Здесь можно не только вкусно поесть, здес я постигаю уроки жизни. Каждый день я нахожу там что-то интересное, занятное. Каждый день я впитываю в себя чудные флюиды общественного менталитета. А сколько там жратвы! Многие олухи выбрасывают на помойку такие кулинарные произведения, что у вас бы просто слюнки потекли, когда б вы пришли и сами посмотрели на это гастрономическое великолепие. Вот на днях, какой-то недалекий человек выбросил сюда целую банку тушенки. Hу и что, что она заплесневела, зато какой это деликатес! Я помню …
Как мамочка за чудом ходила
2015
5
МАМА МИОМА ак ни странно, внешний вид моей «доброкачественной» я вообразила очень даже легко. Она мне представилась похожей на диванную подушку-думку, есть у меня такая — круглая, в меховом чехле, с одной стороны белая, с другой — бежевая, и с обеих сторон вышиты глазки и улыбающийся рот. Добродушная такая миома, приветливая. Усадила я это улыбающееся чудо на диване, сама напротив в кресло села… и призадумалась. Ну сели, а дальше-то что? Наверное, надо поздороваться. Я на всякий случай тоже ей улыбнулась и говорю: — Ну, здравствуй, миома! Она молчит, мне в ответ улыбается. — Меня Алена зовут, а тебя? Ах да, тебя — миома! — Мама Миома, — это она меня поправила. Нет, не вслух, но вдруг мне так подумалось, словно в голове кто-то еще появился. — Мама Миома? Нет, мою маму Галиной зовут. Спасибочки, мне второй мамы не надо. — Ты сама и есть вторая мама! — К сожалению, нет. Мамой я стать очень хочу, но у меня не получается. Может, и из-за тебя, хотя точно не знаю. — Нет уж, придется тебе поверить, …
Студенческое движение 1899 года
5
Толстой Лев Николаевич Студенческое движение 1899 года Сейчас у нас с России происходит нечто необыкновенное, совершенно новое и до последней степени гадкое и возмутительное, и между тем и печати, которая озабочена тем, чтобы сообщить публике всё, что только есть для нее интересного знать, про это нет ни слова, и все русские люди живут так, как будто ничего особенного не случилось: в столицах городовые стоят на улицах, почтительно отдавая честь начальству и жестоко гоняя и ругая извощиков; барыни на рысаках шныряют но магазинам, шныряя дурно добытые их мужьями и любовниками деньги; министры и директоры, в ожидании жалованья и добавочных, заседают в комитетах и комиссиях; царь и его родственники в прекрасных мундирах и на прекрасных лошадях делают смотры войскам и придумывают новые мундиры, (а в деревнях мужики и бабы шлепают промокшими в лаптях ногами по зажорам, отыскивая кто пищу, а кто правду против обидчиков, и ни те, ни другие не находят того, чего ищут.) Случились же одновременно …
О любви
5
Выдал, однако, им две бумажки с флагами. Отпустили. Всё же, Учитель, не удержался я. Грешен. Наказал своей властью проходимцев. - Ну что Мне с тобою делать, Симон? Опять самовольничаешь, инструкцию нарушаешь. Ты же сам в своих Посланиях призывал во имя Моё не отвечать злом на зло! - Но, Учитель, призывая к смирению, я утверждал, чтобы, делая Добро, заграждать уста невежеству безумных людей! И это утверждение Ты приветствовал, ибо оно в русле и свете Твоего Учения! - Гм... Хитрец ты, Симон. Но прав. Что же ты с ними сделал? - Энурез... - Это ещё что такое? - Ну... Сцат они... - Чего? - Пи-пи делают... Всё время... В госпитале уж... Редкий случай. Без передыху. Как только примут влагу, так сразу... - Хи-хи... Всё же жестокий ты, Симон. Всех-то так не исправишь. Да и не поняли они, за что наказаны. Не покаялись. - Вот пусть и обращаются к экстрасенсам. - А это ещё кто такие? - Так. Мелкие фокусники. Усыпление под музыку, якобы исцеляющее от всех болезней. Всё Тебе хотят уподобиться. Прохиндеи, …
На пошукi Зьмея Нарата (на белорусском языке)
5
Алесь Аркуш На пошукi Зьмея Нарата О, гэты сьмяльчак, Раул Бопп*, якi накiнуў на шыю Зьмею Нарата пятлю i засiлiў гразу сэльвы Амазонкi. Ён так марыў ажанiцца з дачкою каралевы Лузii, што ўлез у скуру сваёй ахвяры i зьмеям выправiўся на пошукi абраньнiцы. - Куды-ж ты, Зьмей Нарата? - пытаюцца ў Раула Боппа жыхары сэльвы. - Хачу я бачыць дачку каралевы Лузii, адказваў усiм сьмяльчак Раул. Няпросты ён выбраў шлях - праз сэльву, праз балоты, праз выпрабаваньнi. Уладзiмер Славук** намаляваў-бы шыкоўныя iлюстрацыi да гэтай гiсторыi. Зьмей у яго атрымаўся-б як сапраўдны блiшчыць луска цела пад месячным сьвятлом, блiшчаць вочы Зьмея, выпраменьваючы адвагу i непахiснасьць, а з-пад кожнай купiны, з-за кожнага дрэва сочаць за iм жыхары сэльвы - хiжыя, кiпцюрыстыя, iкластыя; толькi страшныя абрысы Зьмея Нарата ратуюць Раула ад нападу кракадзiлаў, ягуара i пiраней. О, гэты сьмяльчак Раул Бопп! Як моцна ён жадае дачку каралевы Лузii! Вядома, ён пройдзе праз усе выпрабаваньнi, бо за праважатага ў яго …
Тоска по Армении
5
2 Какой-то тупик, неуклюжие ворота, грязный, захламленный двор. Но вывеска аккуратная, желтым по черному, на двух языках. Буквы, действительно, очень красивые, правильно сказано о них в этой книге, и в той, первой, ее предварявшей, и в тех, все начинавших стихах. Выразительные буквы, ничего не скажешь, просто хочется их читать. Мы вылезаем, вытаскиваем вещи. Теперь Тигран уже знает: сумку мою с выползающим свитером он берет теперь в левую руку, а портфель — «Что у вас там, гантели?» — в правую. Ковыляем по коридору, вползаем в лабораторию. «Вот, знакомьтесь, — говорит Тигран, — это мой заместитель». Толстый человек с добрейшим лицом, улыбаясь, встает нам навстречу. Все они здесь, что ли, такие добрые? «Здравствуйте, — говорит он. — Норик». — «Юрик», — так и хочется мне сказать. Он в черном халате — наш брат, инженер, — в разговоре медлителен, но не связан, акцента чуть больше, чем у Тиграна, тот все же начальник, видимо, чаще бывает в России. Они обмениваются армянскими фразами, негромко, …
arrow_back_ios