Эпическая поэзия

Сортировать:
На этой странице вы можете найти и скачать книги жанра «Эпическая поэзия» бесплатно. Для поиска используйте функционал сортировки книг по рейтингу, количеству просмотров, дате публикации, c помощью него расширяются возможности, вы сами оцените простоту и удобство интерфейса. Читать книги из жанра «Эпическая поэзия» можно на мобильных устройствах с Android и iOS: iPhone, iPad, а также на Kindle. Надеемся вам понравится!
Балдуин
5
I Струны в Тырнове рокочут, пляшут все наперебой: солнце красное не хочет заходить за лес густой — так девиц прекрасны лица под огнем его лучей, так сияет, так искрится взор отцов и матерей! Счастья весть, быстрей, чем пламень, облетела всех подряд: радость в хижине и в храме, в стенах княжеских палат. Все поют хвалу победе, каждый вестью чудной пьян: с поля, с одринского, едет в новой славе Калоян. II Толпы шумные народа вниз сошли, чтоб честь воздать отстоявшему свободу, чтоб героев встретить рать! Мать сошла, чтоб сына встретить: долго сына мать ждала! Чтоб любимого приветить, к речке девушка сошла. Гулких труб несется эхо, пыль взметнулась под скалой, и на холм царь вихрем взъехал в блеске славы боевой. Смотрит властно и сурово самодержец-властелин; а у ног его — в оковах император Балдуин. Франкский император гордый. Рыцарь, в бой водивший встарь крестоносцев; вражьи орды много раз громивший царь. Кровью войны захлестнули степь в сраженье роковом, Запад и Восток столкнулись в одринском …
Сборник стихов «Агрокультурный срез внутреннего села»
6.25
Кокошник на кудрях, в руке секира – Продюсер зря уволил консультанта. Уловками в волнах телеэфира Не скрыть курьёз идейного мутанта. Савелий ещё мямлил про крестьянство, Сулил елей полей по санаториям Башкирии, Но вскоре по-славянски он увлёкся пьянством И патефонной записью «Полёт Валькирии». /14.02.14 в 2:46/ Карибская криминальная. В три-девятом Мекси-царстве, В три-десятом Колумбарстве Жил в хоромах хитрый дон – Героиновый Барон… То ли мелкий, то ли крупный - Синдикат создал преступный, Он наносит нам урон - Героиновый  Барон! Поступило сообщенье, Что хиреет населенье. Истребляет миллион Героиновый Барон… То ли мелкий, то ли крупный, До корней волос преступный. Он наносит нам урон - Героиновый  Барон! Пусть блокируют границы, Пусть бунтуются станицы - У Барона самолёты, У Барона вертолёты! То ли мелкий, то ли крупный Синдикат создал преступный, Авто-бизнесу урон - Героиновый  Барон! Протрезвели мекси-царцы, Протрезвели колумбарцы, Разгромили Синдикат - Нарко-дилеры сидят! …
Усафар
6.25
empty-line/> Будь он душой чуток пошире, - 43 Быть первым парнем на селе: Ведь жить с людьми, с собою в мире, Куда на свете веселей. Тому и Север наш порука 44 И ночь бела, как свет в пути, Чтоб всякий мог войти без стука И каждый мог себя найти. Открыты Севера просторы, 45 Как дверь охотничьей избы. Запас тепла, да соль и порох В нужде всегда найдёте вы. На деле он - добрейший малый: 46 Наш Север с виду лишь суров. Недуги тёмных душ усталых Врачует лучше докторов. Случайно оступился, может, 47 Был малодушен и несмел? Тому в беде всегда поможет, Лишь только б сам того хотел. А тот, кто с сердцем росомахи, 48 Себя лишь знает одного – Дела его, скажу, не ахти И вреден Север для него. Был и Федот того ж замеса 49 И под себя лишь вёл расклад. В себе кормил он, верно, беса – Был лишь своим удачам рад. Шло время, мало что меняя, 50 Как волн пологих череда. Высокий берег омывая, Спешила к западу вода. Со старшею сестрой Печорой 51 Уса, на встречу торопясь, Несла волну кружалью скорой, В разводах …
Пепел
5
Написано под впечатлением от поэзии Елены Русич (Громовой) Пепел Давайте вспомним пепел Сталинграда, Окопы, где войска кормили вшей, И голод при блокаде Ленинграда. И тропы, по которым вражеского гада Солдат советский изгонял взашей. Сожжён до пепла и Вьетнам. Летит с небес напалм, разносится чума*. Но близится, благодаря и нам, Победа духа и ума! И снова пепел — За Багдадом, горит теперь уже Белград. И это вам не Сталинград. Хотят НАТОфашисты победный получить картбланш. За Скандерберг — провал калабрационистов, Берут теперь они реванш. Опять Багдад. Хоть и казалось, Давно и пепел уж остыл. И тот, кто вроде, состраданья недостоин, Когда противник обещания забыл, Своею кровью злодеяния свои защитник смыл Диктатором кровавым раньше был, Теперь же он — Восточный Воин Вершатся судьбы стран в закрытом зале. Ведь этому порядку нет преград. Не залечив и прежних ран, теряет Косово Белград. Казалось, пепла нет, хотя б в Цхинвале: Права—то, вроде, признают.... Но падает на вольный город ракетный …
Королева Духов. Книга 5
5
Пролог Когда-то был античный мир, Чудесное звучанье лир И воинов могучих образ – Таков теперешних времён прообраз, Всё это было так давно, Уже испито то вино. Тогда всё шло своим путём, В старинном веке золотом. Но время шло, и с каждым днём, Век словно делал ход конём, И только хуже становилось, Рассвет культуры прекратился. Тот пантеон богов старинных Всех в камень обратил. Из глины Был спаян человек, а после плоть и кровь Эссенцией ему служили, вновь Он в неживую форму обращён. Не будет богом он прощён. Не стоит вам меня винить, Что так пою о настоящем, Я не хочу усугубить, Что есть у нас в происходящем В том мире правило добро, И правдой восхищались, но Те времена прошли – погибла современность И жалкую влечёт собою тленность. Былая добродетель стала Плохой привычкой для людей И трогать сердце перестала, Теперь он - редкий лиходей! Простым, живущих в нижнем мире, Не ясны тайны в небесах. Зато живут у нас в сердцах Порок и злость. А жизнь людская Бывает иногда такая. Но божества следят …
Песни об Испании
5
Испания Чем для меня была ты? Будто — ничем. Среди холмов пропавшей страною рыцарей да пашен. Чем ты, скажи, была? Приютом какой-то выспренней любви, что упивается так дико кровавым посвистом клинков, гитарой, ревностью, и страстью, и тихим пением псалмов. Теперь же для меня ты — участь теперь ты для меня — судьба. С моими стали неразлучны твои свобода и борьба. Удачам радуясь с тобою, с тобой горю в одном бою, в тебя свою вливаю волю и верю в молодость твою. Она придет, придет победа! И вот, твоей землей укрыт, дерусь на улицах Толедо, сражаюсь я за твой Мадрид. Со мною рядом в блузе синей убитый труженик лежит, а из-под кепки непрерывно кровь теплою струей бежит. То — кровь моя. И в жилах с жаром она шумит — густа, светла. Я узнаю, что это парень от ланкаширского котла. Там мы трудились в две лопаты и силы не было такой, которая могла бы как-то сдержать порыв наш молодой... Спи, друг мой... Над тобою реют знамена наши — все в крови. Сольется кровь твоя с моею, потом и с кровью всей земли. …
Давид Сасунский
6.25
Разгневился Давид, Всю ночь он не спал, На рассвете встал, лук и стрелы взял. Как собрался пойти, старуха ему: - Давид, ты куда? - А Давид в ответ: “С Мысрамэликом я воевать иду!” - Что же есть у тебя? только стрелы и лук? С Мысрамэликом ли так хочешь ты воевать ? - “Да ведь нет у меня ни коня, ни меча”. Старуха в ответ: - Да побьет тебя Грох!* Грох - буквально: писец, вероятно, имя языческого бога (может быть, тождественно с именем Тира). Достоин ли ты отца своего! У отца твоего был конь Джалали, Молния-меч, Головной убор, Золотой кафтан, Пояс ал, Божья матерь была Марутская с ним, Патараза* крест в деснице его. - Говорит Давид: “Где, старуха, все?” - Пропади твой дом, отнял дядя все! Не отдаст добром он твоих вещей. Ты поди, схвати дядю за’-ворот, На своем настой, силой все возьми! - Марут - гора; Патараз - вероятно, имя языческого бога. К Овану тогда Давид пошел, Руки поднял, дядю за’-ворот взял, Так что ноги того от земли взнеслись, “От тебя, говорит, дядя, требую: Божью матерь верни …
Триумф турок
5
Морем кровью утолили жадность свою, ей Аллах! Мы повстанцы раздавили, и свой стяг поставили на разрубленных трупах. С именем Мохаммеда, опрокинули мы крест! Ей, аллах! А ну, победа! Морем крови все залито – знак на нашу месть. Болгары – о, сброд из рабов, смерть готовили вы нам? Бросить цепи попытались? И с ножами вы поднялись на войну против ислам? Посмотрите, как раздавил вас пророка гнев! Все, что ваше было – уже наше; и красотки ваши – сладострастье, как добыча– для потех! Ваши красные селенья, обратили мы во прах, и над руинами их вороны каркают! Посмотрите Перуштица и Батак! Стали жертвой поругания, и на милость даны нам; и от нашими ножами, кто вас спасет? Кто за вас заступится? Ей, аллах! А, ну, победа! И шагаем мы в крови. Все вокруг в развалинах, и рабские их дети возрождают нашу спесь. Скоро все мы уничтожим, и превратим все во тлен! Нож все обернет во трупах – и огонь потом сотрет и последний от них след. А Россия? Издревле стала для нас враг! Пусть теперича она смотрит – как …
Игорь Всеславьевич и Злокачественная опухоль
5
4 Как по тому прошпекту Ленина — Ульянова Не ехал носовой платок — катилась «марочка», Марочка заморско-иностранная. Во стальной кобылке, металлической Сидят де катятся новёхонькие русские. А за рулём-ка да Велесий Тихомирович, По праву руку от него Усоньша да Федотовна, По леву ручку от него да за окошечком, По тротуарчику да по асфальтному Идут-ка двое доблестных взалкавшиих, Идут шатаются два пьяненьких богатыря. Спроговорит Велесий Тихомирович: — А что там ташшитсе за Финиш Ясный? А что там ташшитсе да светлый Алконавт? Знакомы лица мне, да не могу узнать. Ёны летят под мухой, птицы русские, Летят ёны быстрее черепах. Руля не зрят, одним автопилотом Виляют смело и направо, и налево. Проговорит Усоньша да Федотовна: — Како тот да Финиш — Игорек Всеславич! А како тот да Алконавт — Иван Путеевич! Возрадуется нунь Велесий Тихомирович: — Так вона что! Пожалуй — скыть, мы остановимся. А й поприветствуем да старыих товарищей! Он тормозил же тачку-то ненашенску, Здоровкался со братиками хмелыми. …
Вежэм
6.25
Отвечал в раздумьи тот: «В жизни всякое случалось, Да не всякий всё поймёт. Сам не видел - врать не буду. 45 Только, - было как-то раз… Жил далече я отсюда, Молод был, как вы сейчас. Жил в селеньи, над Печорой, 46 В доме с матерью одной. Был подмогой и опорой: Рано стала мать вдовой. Дело — делом, всё ж забавы 47 Молодым всегда к лицу. Нет на молодость управы, Коль скатился день к концу. День стихал. Едва смеркало. 48 На уютный бережок Всех гармошка созывала, Словно утренний рожок. Гармонист наш, между прочим, 49 Хоть куда был молодец. Весельчак Василий Рочев, - Яд для девичьих сердец. Заиграет парень звонко, 50 Развернув дугой гармонь, И помчатся в пляс девчонки, Озорные, как огонь. Любят девки гармонистов, 51 Так и липнут, как на мёд. Серебром звенят мониста, Коромыслом пляс идёт. А не то, - свернёт гармошку, 52 Да растянет грустный лад: Запоёт про «путь-дорожку», Да «укрытый снегом сад.» Погрустнеют тут дивчины 53 И слеза блеснёт в накат, Хоть и не было причины Пять минут тому назад. …
Похищение локона
5
Песнь III Вблизи цветущих радостных лугов Взор Темзы, не минуя берегов, Пленяется дворцом, который горд Названием бессмертным Хэмптон-Корт. [10] Здесь на виду судьба держав и лиц, Падение тиранов и девиц. Здесь королева Анна невзначай Советам внемлет и вкушает чай. Приветил нимф и кавалеров двор, И завязался общий разговор, Который и порхает и скользит, Кто вспоминает бал, а кто — визит; Кто королевой мудрой восхищен, Кто ширмою индийскою прельщен; Других чернят и выдают себя, Чужие репутации губя. Находят и в немом кокетстве смак, Смеясь, мигая, нюхая табак. А между тем к закату солнце шло, Хоть при косых лучах еще светло. Опаздывают судьи на обед, И обвиняемым пощады нет. Купца домой ведет привычный путь, И можно камеристкам отдохнуть. Белинда жаждет проявить в бою Отвагу несравненную свою, Чтобы решить за ломбером судьбу Двух рыцарей, вступающих в борьбу. Три воинства числом по девяти [11] Готовы бой отчаянный вести. Грех сильфам оставаться не у дел, На каждой важной карте дух сидел; …
Лэ о Лэйтиан
5
Дождик осенний спешил по пятам. Но посмотрите! Там пламя свечи слабо в окне показалось в ночи, Ветер пронзительный воет в горах; Надежда им ныне владеет и страх. Он заглянул. Эйлинель у окна! Она изменилась, но это она. Измучена горем, в глазах ее голод, Терзает ее нарастающий холод; От плача ее потускнели глаза. - Горлим, о Горлим! - стекает слеза, - Нет, ты не смог бы меня позабыть. Увы! Тебя в битве сумели убить, И ныне должна среди голых камней Одна умирать без любви я твоей! Он закричал - и тут пламя свечи Погасло, и в ветре холодной ночи Волки завыли; на плечи легли Цепкие руки из адской земли. И Моргота слуги, его там поймав И в цепи жестоко его заковав, Повели к Саурону, начальнику их - Волков повелитель и духов немых, Безжалостней всех, кто вставал на колени Пред Моргота троном. На Острове Тени Твердыня его; но он вышел вперед, По Моргота воле отправясь в поход, Чтоб Барахира найти в этот раз. В лагере мрачном сидел он сейчас, Его слуги добычу туда волокли. На Горлима тяжкие пытки …
Храбрые славны вовеки!
2011
5
После войны 1812 года расцветает поэзия декабристов. Можно сказать, что Отечественная война стала ее истоком, как и прародительницей декабристской идеологии в целом. Одно из значительных мест в ранней лирике декабристов принадлежит Федору Николаевичу Глинке. Его творческий путь начался задолго до начала войны, но во время и после нее дарование поэта окрепло. Глинка вступил в ряды русской армии в 1812 году, когда неприятель приблизился к Смоленску, затем сражался на полях Бородина, проделал с русскими войсками и весь путь освобождения России от неприятеля. Его дневники были впоследствии опубликованы («Письма русского офицера») и принесли автору широкую известность. Отечественной войне поэт посвятил военно-патриотические гимны, песни, проникнутые торжественным гражданским пафосом. Глинка изображал войну 1812 года как войну народную. Национально-освободительный порыв помог поэту понять, что народ явился главной движущей силой всего исторического момента. Так, «Военная песнь, написанная во …
Я - Ангел
2012
4
- Кто тебе об этом сказал? - Что у меня самой, что ли глаз нет. У других есть всё, а у меня одни обноски. Мама даёт деньги только на дорогу туда и обратно. - А причём здесь ты некрасивая, плохая? – удивилась Мария. - Тебе этого никогда не понять. - Ты уверена? Мне тебя не понять? – ещё больше удивилась Мария. - Если ты мой Ангел, то забери меня на небо! – взмолилась Маша. – Сил моих больше нет, здесь находиться. Этот мир жестокий. Здесь только богатые хорошо живут. Вот если бы я родилась в обеспеченной семье, то… - Ты ещё совсем сырой материал, - вздохнула Мария. - Я не знаю, что ты подразумеваешь под словом – сырой материал, но я и без тебя знаю, что мне даже в рае места нет. - Мда, – огорчённо пробормотала Мария. - Да ты на себя посмотри и на меня! - набросилась на Ангела Маша. - Ты божественной чистоты Ангел. Ты уже изначала была такой, а я… а мне… - Иди домой. Уже поздно. - Если ты мой Ангел-Хранитель, то тогда тебе под силу изменить мою жизнь к лучшему, - не отступала Маша. - Ты должна …
Бенковски
1957
5
Ни души на взгорьях и в долинах ровных, голые утесы, долы да терновник. Тишиной могильной скован мир вокруг, в синеве небесной затаен испуг. Темный лес, дремучий, лес под небосклоном тем черней, чем дальше. В поднебесье сонном медленно кружится, плавает орел, он почуял падаль, пищу он обрел. В холодке расселин гады притаились, молодой кустарник на каменья вылез; оползни и плеши каменной гряды, склоны без деревьев, реки без воды отпугнули взоры, измотали душу. Из долины горной, из долины влажной свой отряд выводит богатырь отважный. То герой Бенковски. Да, Бенковски сам! Он провел дружину по крутым горам; а в глазах героя мысль сверкает смело, гордый луч отваги, свет большого дела. Чуть сигнал юнака роковой раздался, и народ болгарский на врага поднялся: волею железной и железным словом, слабых наделяет он порывом новым, клич его раздался: «Что нам смерть сама, восставайте, братья, сбросьте гнет ярма!» Все затрепетали перед зовом мощным, пред героем славным, демоном полнощным, властно произнесшим …
arrow_back_ios