Тимур и его команда
1985
9.14
– Ты, глупая! – испуганно растопыривая пальцы, закричала Женя. – Я не вор! Я у вас ничего не взяла. Это вот ключ от нашей квартиры. Это телеграмма папе. Мой папа – командир. Тебе понятно? Собака молчала и не шевелилась. А Женя, потихоньку подвигаясь к распахнутому окну, продолжала: – Ну вот! Ты лежишь? И лежи… Очень хорошая собачка… такая с виду умная, симпатичная. Но едва Женя дотронулась рукой до подоконника, как симпатичная собака с грозным рычанием вскочила, и, в страхе прыгнув на диван, Женя поджала ноги. – Очень странно, – чуть не плача, заговорила она. – Ты лови разбойников и шпионов, а я… человек. Да! – Она показала собаке язык. – Дура! Женя положила ключ и телеграмму на край стола. Надо было дожидаться хозяев. Но прошел час, другой… Уже стемнело: Через открытое окно доносились далекие гудки паровозов, лай собак и удары волейбольного мяча. Где-то играли на гитаре. И только здесь, около серой дачи, все было глухо и тихо. Положив голову на жесткий валик дивана, Женя тихонько заплакала. …
Как все начиналось
2013
9.14
— Мягко Ступающие так просто это не оставят, — женщина обвела взглядом поляну с лежащими телами, — тебе, девочка, надо спрятаться, и лучше всего здесь, в пограничье. — Их надо закопать, хоть они и недостойны погребения, это были матёрые убийцы, лучшие боевые пятёрки. Так оставлять их нельзя, если будут искать, то найдут останки, оружие и снаряжение! — девушка–дарк показала на лежащие тела своих противников. — Об этом не надо беспокоиться, девочка, это пограничье, через полчаса от них и следа не останется. И от их оружия тоже. Идём, девочка. — Женщина помогла девушке подняться, и они обе ушли в лес. Из зелёного пятна осторожно выползли такие же зелёные щупальца–ленты и утянули тела мёртвых дарков в удовлетворённо чавкнущую зелёную утробу. Ещё через некоторое время на полянке появились существа, похожие на кошек с шерстью грязно–ржавого цвета, только стоящие на двух ногах. Эти существа, попискивая, ухватили и куда-то поволокли оставшееся на поляне оружие, некоторые из существ сразу же начали …
Эмиль из Леннеберги
2002
9.14
Хорошо, что он заранее подумал об этом. – Что приготовить на ужин? – крикнула вдогонку Лина. – Что хочешь! – ответила мама. – Не до того мне сейчас! – Тогда сварю мясной суп! – сказала Лина. И тут же, увидев, как яркая, в цветочках, супница исчезает за поворотом, она вспомнила о случившемся и, обернувшись к Альфреду и маленькой Иде, грустно сказала: – Вместо супа будут пальты [3] и шпик! Эмиль уже не раз ездил в Марианнелунд. Ему нравилось сидеть высоко на облучке и смотреть, как петляет дорога. Ему нравилось разглядывать хутора, мимо которых они проезжали, живших там ребятишек, лаявших у калиток собак, лошадей и коров, которые паслись на лугах. Однако на этот раз поездка была не из веселых. На этот раз он сидел с супницей на голове. Она совсем закрыла ему глаза, и он ничего не видел, кроме носков своих собственных башмаков, которые с трудом различал из-под супницы сквозь узкую щелку. Поминутно ему приходилось спрашивать отца: – Где мы сейчас? Уже проехали «Блины»? Скоро «Поросенок»? Эмиль …
Урфин Джюс и его деревянные солдаты (с иллюстрациями)
2002
9.13
«Хряк, хряк, хряк», – врубался топор в сочные стебли и растения падали на землю. – Так, так, так! – торжествовал Урфин Джюс. Он воевал с сорняками, как с живыми врагами. Когда расправа была закончена, наступила ночь и утомленный Урфин отправился спать. На следующее утро он вышел на крыльцо и волосы у него на голове стали дыбом от изумления. И на салатной грядке, где оставались корни неизвестных сорняков, и на гладко утоптанной дорожке, куда столяр оттащил срубленные ветки – везде плотной стеной стояли высокие растения с ярко-зелеными мясистыми листьями. – Ах, вы так! – злобно взревел Урфин и ринулся в бой. Срубленные стебли и выкорчеванные корни столяр рубил на мелкие кусочки на чурбаке, который служил для колки дров. В конце огорода, за деревьями, был пустырь. Туда Урфин Джюс таскал изрубленные в кашу растения и в гневе расшвыривал во все стороны. Работа продолжалась целый день, но, наконец, огород был очищен от растительных захватчиков и усталый Урфин Джюс пошел отдыхать. Спал он плохо: …
Тайна заброшенного замка
9.12
НА БОРТУ ЗВЕЗДОЛЕТА Астрономы Рамерии, наблюдая в сверхмощные телескопы различные планеты, заинтересовались Землей, или Беллиорой, как они назвали Землю посвоему. Они утверждали, что Беллиора не отличается по своей природе от Рамерии. Посланцы планеты Рамерия должны были проверить, есть ли жизнь на Земле. Но полет «Диавоны» не планировался как научная экспедиция, Менвиты летели на Землю с воинственной целью: покорить новую планету. Уже включили тормозные двигатели, Ильсор это угадывает по легкому дрожанию корабля. Врач Лон-Гор приступил к всеобщему пробуждению экипажа. И сразу отсеки звездолета, которые казались до этого пустынными, сделались тесными и многолюдными, Потягиваясь и зевая, из них выходили астрономы, геологи, инженеры, летчики, разбуженные после семнадцатилетнего сна. Только рабочие-арзаки оставались на своих местах, им не разрешили пока покидать отсек. Корабль напоминал теперь растревоженный муравейник, люди сновали туда и сюда во всех направлениях. Как только разбуженные …
Голос монстра
2012
9.11
Школа Поднявшись, он почувствовал кровь во рту. Видимо, лопнула губа, когда он упал на землю. Металлический, соленый сгусток, который хотелось немедленно выплюнуть. Но вместо он проглотил его. Гарри вместе с приятелями очень уж порадовались бы тому, что у Конора пошла кровь. Он слышал, смех Антона и Салли у себя за спиной, представлял, что написано на лице Гарри. Он даже знал, что тот скажет. — Осторожнее ходи, — менторским взрослым тоном проговорит Гарри. — Ты можешь упасть. Да, примерно так. * * * Только так было не всегда. Из года в год одноклассник Гарри слыл Белокурым Ангелочком, первым учеником, всеобщим любимчиком. Вперед всех вздергивал руку, если кого-то спрашивали, все время так и рвался затмить остальных. Но настоящих друзей у Гарри не было никогда — только подпевалы. Типа Антона и Салли, всегда стоящие за его спиной и поддакивающие каждому слову. Гарри никогда не был врагом Конора, казалось, он его вообще не замечал. Но в прошлом году что-то изменилось. Этот всеобщий …
Мэри Поппинс (перевод Б. Заходера)
1972
9.11
Мэри Поппинс внимательно разглядывала ребят, всех по очереди, и как будто бы решала про себя, нравятся они ей или нет. — Мы вам подходим? — сказал Майкл. — Майкл, веди себя прилично! — сказала мама. Мэри Поппинс невозмутимо продолжала испытующим взором разглядывать ребят. Наконец она громко засопела, что, как видно, свидетельствовало о том, что она приняла решение, и сказала: — Я принимаю ваше предложение. «И клянусь тебе всем на свете, — рассказывала потом миссис Бэнкс своему супругу, — можно было подумать, что она оказала нам особую честь!» «А почему бы и нет?» — откликнулся мистер Бэнкс, на мгновение высунув нос из-за газеты и тут же спрятав его обратно. Когда мать ушла, Джейн и Майкл бочком двинулись к Мэри Поппинс, которая продолжала стоять неподвижно, как столб, сложив руки на животе. — Как вы пришли? — спросила Джейн. — Нам показалось, что вас принесло ветром. — Так и есть, — ответила Мэри Поппинс. И она размотала шарф, сняла шляпу и повесила её на спинку кровати. Казалось, Мэри …
Восток
2006
9.11
Недди Сказать, что мама была просто суеверна, – это все равно что назвать великий буран 1539 года легким снегопадом. Любое действие, совершаемое в нашем доме, наделялось особым смыслом. Подмести мусор с парадного крыльца означало выгнать из дома удачу. Пение во время приготовления хлеба навлекало на дом неприятности, а если у вас чесалась левая сторона тела, то это точно предвещало беду. Если вы чихали в среду, то наверняка должны были получить письмо – с хорошими вестями, если вы смотрели на восток, и с плохими, если на север. Отец любил рассказывать, как он впервые узнал о «родовом направлении». Когда они объявили о своей помолвке маминой семье, первое, что сказала будущая теща, было: – Но, Арни, мы даже не знаем, в каком направлении ты родился! Смущенный отец оторопело посмотрел на нее. – Да, Арни, мы должны знать это наверняка, прежде чем вы с Ольдой будете строить дальнейшие планы. – Я уверена, что на юг или на юго-восток! – убежденно воскликнула мама. – Нужно знать точно, – настаивала …
Щенок (с илл.)
1979
9.11
Я сегодня сбилась с ног — У меня пропал щенок. Два часа его звала, Два часа его ждала, За уроки не садилась И обедать не могла. В это утро Очень рано Соскочил щенок с дивана, Стал по комнатам ходить, Прыгать, Лаять, Всех будить. Он увидел одеяло — Покрываться нечем стало. Он в кладовку заглянул — С мёдом жбан перевернул. Он порвал стихи у папы, На пол с лестницы упал, В клей залез передней лапой, Еле вылез И пропал… Может быть, его украли, На верёвке увели, Новым именем назвали, Дом стеречь Заставили? Может, он в лесу дремучем Под кустом сидит колючим, Заблудился, Ищет дом, Мокнет, бедный, под дождём? Я не знала, что мне делать. Мать сказала: — Подождём. Два часа я горевала, Книжек в руки не брала, Ничего не рисовала, Всё сидела и ждала. Вдруг Какой-то страшный зверь Открывает лапой дверь, Прыгает через порог… Кто же это? Мой щенок. Что случилось, Если сразу Не узнала я щенка? Нос распух, не видно глаза, Перекошена щека, И, впиваясь, как игла, На хвосте жужжит пчела. Мать сказала: — Дверь …
Голоса в ночи
2012
9.11
Глава II Воробей пошарил лапой в дальнем углу кладовой. Сквозь узкую щель в каменной стене до него доносился затхлый запах увядшей календулы — последние запасы подходили к концу, и Воробей сильно сомневался в том, что в сухих листьях сохранилось достаточно целебной силы, чтобы предотвратить заражение рваной раны Медуницы. Тем не менее, он выскреб когтями жалкие остатки травы и старательно смешал вялые листья с перетертой дубовой корой. — Будет щипать, — хмуро предупредил он. Пестрая кошка с белой грудкой терпеливо сидела возле подстилки Иглогривки. — Ничего страшного, — отмахнулась она, и звук ее голоса подсказал Воробью, что воительница наблюдает за уснувшей. — Мне кажется, Иглогривка стала похрипывать, — встревоженно заметила воительница. Иглогривка уснула еще до заката, и даже безостановочный поток раненых воинов и оруженосцев, до поздней ночи толпившихся в палатке целителя, не заставил ее проснуться. Сейчас в пещере целителя осталась только Медуница, мужественно пропустившая вперед …
Незнайка в Солнечном городе (ил. Г.Валька ч-б)
9.11
«Ну ничего, – думал он. – Это делу не помешает. Зато я совершил хороший поступок». Дело действительно кончилось бы вполне благополучно, если бы Незнайку не увидели за этим занятием Сиропчик и Пончик. – Смотри, – сказал Пончик, – Незнайка, видать, тоже решил стать доктором. Вот будет потеха, когда он начнет лечить всех! – Нет, он, наверно, решил подлизаться к Пилюлькину, чтоб не давал касторки, – ответил Сиропчик. Услышав эти насмешки, Незнайка разозлился и замахнулся на Сиропчика ступкой: – А ты, Сиропчик, молчи, а то вот как дам ступкой! – Стой! Стой! – закричал доктор Пилюлькин. Он хотел отнять у Незнайки ступку, но Незнайка не отдавал, и они принялись драться. В драке Пилюлькин зацепился за стол ногой. Стол опрокинулся. Весь порошок так и посыпался на пол, пилюли покатились в разные стороны. Насилу Пилюлькину удалось отнять у Незнайки ступку, и он сказал: – Марш отсюда, негодный! Чтоб я тебя здесь больше не видел! Сколько лекарства пропало зря! – Ах ты Сироп противный! – ругался Незнайка. …
Дядя Фёдор пёс и кот
1993
9.1
Глава третья НОВЫЕ ЗАБОТЫ На другое утро дядя Фёдор, пёс и кот дом в порядок приводили. Паутину сметали, мусор выносили, печку чистили. Особенно кот старался: он чистоту любил. Он с тряпкой на все шкафы, под все диваны залезал. Дом и так был не очень грязненький, а тут совсем заблестел. А от Шарика пользы мало было. Он только носился, лаял от радости и чихал во все углы. Дядя Фёдор не выдержал и послал его в огород картошку окучивать. И пёс так заработал, что только земля летела во все стороны. Весь день они так трудились. И морковь пропололи, и капусту. Ведь они сюда жить приехали, а не в игрушки играть. А потом они мыться на речку отправились и, главное, Шарика купать. — Уж больно ты у нас запущенный, — говорит дядя Фёдор. — Придётся тебе отмыться как следует. — Я бы рад, — отвечает пёс, — только мне помощь нужна. Я один не могу. У меня мыло из зубов выскакивает. А без мыла что за мытьё! Так, намокание! Он в воду залезал, а дядя Фёдор его намыливал и шерсть …
Трое с площади Карронад
2004
9.1
Славка неловко улыбнулся и пожал плечами: — Как же тысяче? Если пяти. — Да! Но почему? Может быть, ты просто списал ответ? — Он не списывал, Яков Павлыч, он раньше всех закончил, — тут же заступился Славкин сосед, маленький Женя Аверкин. — Остальные-то ещё и не решили. — Да я понимаю, голубчики, я это, так сказать, чисто теоретически предположил. Но что мне ставить Семибратову? Пятёрку за молниеносное решение или двойку за отсутствие такового? Пятый «А» зашумел, доказывая, что, ставить, разумеется, следует пятёрку. Даже ехидная Любка Потапенко высказалась за это. Видимо, по инерции. — Тогда напиши всё-таки объяснение, — рассудил Яков Павлович. — Или вот что… Реши-ка лучше, любезный Семибратов, ещё задачку. Вот эту… Он положил на парту четвертушку листа с уравнением. Славка несколько секунд смотрел на бумажку. — Надо объяснение писать? Или можно сразу? — М-да… — сказал Яков Павлович задумчиво, но с интересом. — Следовательно, ты утверждаешь, что данное уравнение для тебя — дважды — два? …
Сказка о потерянном времени
1975
9.09
– Бабушка! Вы школьница? – Школьница, – отвечает старушка. – Ученица третьего класса, Наденька Соколова. А вы кто такие? Рассказали ей Петя и Маруся, кто они такие. Взялись все трое за руки, побежали искать последнего своего товарища. Но он как сквозь землю провалился. Куда только ни заходили старики – и во дворы, и в сады, и в детские кино, и в Дом Занимательной Науки – пропал мальчик, да и только. А время идет. Уже стало темнеть. Уже в нижних этажах домов зажегся свет. Кончается день. Что делать? Неужели все пропало? Вдруг Маруся закричала: – Смотрите! Смотрите! Посмотрели Петя и Наденька и вот что увидели: летит трамвай, девятый номер. А на «колбасе» висит старичок. Шапка лихо надвинута на ухо, борода развевается по ветру. Едет старик и посвистывает. Товарищи его ищут, с ног сбились, а он катается себе по всему городу и в ус не дует! Бросились ребята за трамваем вдогонку. На их счастье, зажегся на перекрестке красный огонь, остановился трамвай. Схватили ребята «колбасника» за полы, оторвали …
Тим Талер, или Проданный смех
2004
9.09
Но, как это ни печально, его домашние работы с каждым годом нравились учителю всё меньше и меньше. «Светлая голова, — говорил учитель, — но лентяй и совершенно не собран». Как он мог догадаться, что Тиму приходится каждый день заново отвоёвывать себе место для приготовления уроков? Тим не рассказывал ему об этом: он был уверен, что учитель и сам всё знает. Так случилось, что и школа подсказала Тиму всё тот же грустный вывод: жизнь непонятна, а все взрослые — конечно, за исключением его отца — несправедливы. Но и этот единственный справедливый человек его покинул. Через четыре года после того, как Тим в первый раз пошёл в школу — все эти годы он с трудом перебирался из класса в класс, — отец погиб на стройке: на него свалилась доска, упавшая с огромной высоты. Это было самое непостижимое из всего, что случилось до сих пор в жизни Тима. Сначала он просто не хотел этому верить. Только в день похорон, когда красная, зарёванная мачеха дала ему пощёчину за то, что он забыл почистить её туфли, …
Незнайка на Луне (илл. Г.Валька цв.)
1996
9.08
Поразмыслив, Знайка понял, что эти стены могли быть сделаны лишь какими-то разумными существами, и, когда вернулся из своего путешествия, опубликовал книжку, в которой писал, что когда-то давно на Луне жили разумные существа, так называемые лунные коротышки, или лунатики. В те времена на Луне, как и теперь на Земле, был воздух. Поэтому лунатики жили на поверхности Луны, как и мы все живём на поверхности нашей планеты Земли. Однако с течением времени на Луне становилось всё меньше воздуха, который постепенно улетал в окружающее мировое пространство. Чтобы не погибнуть без воздуха, лунатики окружали свои города толстыми кирпичными стенами, над которыми возводили огромные стеклянные купола. Из-под этих куполов воздух уже не мог улетучиваться, поэтому можно было дышать и ничего не бояться. Но лунатики знали, что вечно так продолжаться не может, что со временем воздух вокруг Луны совсем рассеется, отчего поверхность Луны, не защищённая значительным слоем воздуха, будет сильно прогреваться солнечными …
Предательство
9.06
Сюзанна направилась к дверям — Я принесу дров и встречу отца. Я так редко куда-то выхожу. — Сюзанна, пожалуйста, — произнесла мать, сузив глаза. — Прекрати гулять в одиночку. Ты не должна ни в коем случае — слышишь, ни в коем случае! — привлекать внимание посторонних. Она внимательно оглядела красивую дочь и добавила громким шепотом: — Ты же знаешь, как стало опасно. Забыла, что творится кругом? — Но, мама, — ответила Сюзанна с нетерпением. — По-моему, я могу пойти погулять без… — Прошлой ночью схватили Абигайль Хоппинг и бросили в тюрьму, — сказала мать тихим голосом. — Меня разбудили крики этой несчастной. Сюзанна вскрикнула от изумления. — Абигайль Хоппинг — ведьма? — Так сказал Бенджамин Файер, — промолвила Марта Гуди, тяжело дыша. — Бенджамин обвинил Абигайль в том, что она пела заклинания во время приготовления пищи. — Как-то не верится, что Абигайль Хоппинг — ведьма, — сказала Сюзанна, качая …
Колдовство по найму
9.05
ГЛАВА 3 ВЕДЬМЫ В РОЗНИЦУ И ОПТОМ Ирка тихонько заглянула в дом. Обычно бабка не слишком приглядывалась, кто к Ирке приходит, кто уходит. Но взрослого дядьку на дорогущем джипе могла и засечь, и тогда уж вопросов не оберешься. Но, кажется, Ирке повезло. Бабка, все еще тяжело дышавшая после утреннего скандала, стояла посреди гостиной и гневно шелестела страницами телепрограммы. Наконец выбор был сделан, и, все еще продолжая негодующе сопеть, бабка плюхнулась в кресло. Щелкнул пульт, роскошная красавица посреди столь же роскошной комнаты театрально заломила руки и закричала что-то про неземную любовь. На бабкином лице проступило умиротворение. Ирка довольно кивнула. Все, считай, бабки дома нет. Не то что на джипе, на танке можно приехать — и то не заметит. И нехотя потащилась к столику под яблоней, где, утирая пот широким клетчатым платком, восседал бизнесмен Иващенко. Что, с утра красоту наводила? — покосившись на Ирку, вопросил бизнесмен. Какую красоту? — опешила Ирка. Так возле глаз осталось, …
arrow_back_ios